PDA

Просмотр полной версии : О любви



stardok
17.10.2016, 12:11
А.Венедиктов - Казалось… Сегодня у нас какое число?

С.Бунтман - Сегодня 15-е.

А.Венедиктов - Два дня тому назад вышла книга во Франции к 100-летию Миттерана. 1218 писем к его возлюбленной Анн Пенжо. У них роман продолжался с 62-го до 95-го до смерти Миттерана. Он начался, когда ему было 47, ей – 19. Я кое-что почитал уже в интернете. По этим письмам вышла книга. Она – Анн Пенжо — говорит, что она ничего не изменяла. Эти письма опубликованы полностью. Там убраны только какие-то вещи, касающиеся дочери и так далее. И это удивительно, например, когда они переходят с «на вы» «на ты». Оказывается, что этот абсолютно холодных лицемерный, циничный правитель, который перешагивал через тела в прямом и переносном смысле своих людей, он пишет абсолютно романтичные письма вот этой 19-20-летней девушке. И первый раз они встретились, у них было романтическое свидание, знаешь когда? Когда ей исполнилось 21 год, когда она достигла совершеннолетия.

С.Бунтман - Ух ты!

А.Венедиктов - Я тут же ее заказал по Amazon, и вам рекомендую, франкоязычным. Наверное, я думаю, что это, конечно, будет такое… номер один. Он там пишет про политику, про войну в Алжире, про де Голля Он ей пишет чего-то. Но в основном это его любовные письма.

С.Бунтман - А скажи, пожалуйста, в чем интерес вот этого? Здесь, по-моему, стерлась уже грань между глубокой лирикой и интересом к личной жизни большого человека…

А.Венедиктов - Я думаю, что и ее интерес. Есть и ее интерес. Она ему ставит памятник совсем другой, который был в общественном мнении о Миттеране, вот как я тебе сказал – о холодном лжеце, о циничном политике, предававшем и продававшем своих друзей.

С.Бунтман - Ну, это из любви.

А.Венедиктов - Она ему ставит другой памятник. В чем интерес – восстановить того Миттерана в памяти, которого она знала.

С.Бунтман - Многомерного, интересного Миттерана. Здесь просто начали чураться таких вещей, уже наевшись желтизны невероятной многие люди…

А.Венедиктов - Не знаю. Вот я читаю письма Пушкина и Натальи Николаевны. Поэтому у меня, наверное, другой Пушкин, чем у тех, кто не читал эти письма. И это вечный разговор: А надо ли читать письма, которые?.. Я думаю, что Миттеран не сначала, но потом, судя по некоторым письмам понимал, что они будут опубликованы. Некоторые из них. Он не знал, конечно, что все. И это история, конечно, совершенно фантастическая.

И интересно было бы почитать письма… А ты знаешь, что Михаил Сергеевич.. он мне рассказал, что сжег их? Они ждали… Когда все было плохо. Они уже вернулись из Фороса. И он сжигал письма Раисы Максимовны в камине. Он сидел и сжигал. И она сожгла. Они сожгли свою переписку романтичную. Мы уже никогда не прочитаем, что там было между ними. Это не просто любопытство. Эти письма характеризуют этих людей по-другому. Они делают их более объемными, любыми другими, чем те, которых мы знаем по экранам телевизора. И вот просто рассказывал, как они сидели и просто в ожидании того… Знаешь, когда это было? Я тебе скажу, когда это было. Это уже, когда разваливался Советский Союз. И он ждал, что его выкинут из дома. И он боялся, сказал, что «чужие руки будут шарить». Это он мне неделю назад сказал, рассказывал. И все сожжено.

А она свои письма не публикует. Она публикует только письма Миттерана. Я имею в виду Анн Пенжо. Так что мы будем видеть одну сторону. Но я рекомендую, на самом деле. Я понимаю, что не все интересуются Миттераном, но это просто интересно. Вся эпоха: Алжирская война, еще Алжирская война, Сережа, и он кандидат в президенты, и он проигрывает де Голлю. Это поражение его жизни. Он остается один, он пишет ей… Это очень интересно.

И вторая сторона – что французская пресса в отличие от американской, скажем — это разная деонтология – она же знала о существовании его незаконной дочери, ну уж как минимум 10 лет знала. И ни годно издание практически до его смерти – только вот буквально последний год – не публиковала. Вот они как-то решили, не публиковать. Там же есть желтые медиа абсолютно, какое-нибудь Canard Enchaine. Она желтая абсолютно… И не публиковали. А не важно. Не влияет. В Америке бы точно! Вторая семья… Немедленно!

С.Бунтман - НРЗБ.

А.Венедиктов - Там в этих письмах описывается, как он говорил свой жене Даниэль что он пойдет работать ночью. Поднимался и писал ей письмо, причем письмо на бланке Национально ассамблеи, где он был депутатом. И когда она входила –Даниэль, жена – он закрывал текст и было видно, что он что-то пишет на бланке, работает…

С.Бунтман - Ну, хитрюга! Он хитрюга невероятный.

А.Венедиктов - Он был хитрюга, да. В 4 утра! Там стоит время – 4 утра. Затем утром следующего дня следующее письма. Иногда сам относил. А была смешная история, когда первая свиданка была, и он описывает: «Я ходил-ходил, а вы не пришли…». А у нее такая простая история: у нее дверь захлопнулась и ключа не было. Она потом это в комментарии пишет. Такая бытовая обычная история, как у любого из нас может быт. А ему 47, а ей 19 – и она не пришла!

С.Бунтман - И можно догадаться, сколько всего передумал за это время.

А.Венедиктов - Да, он это описывает в следующем письме, что он передумал.

С.Бунтман - Как ты все-таки считаешь, это фактор национальной, общественной культуры? Или вот сейчас… я думаю, что никто бы никого не пожалел…

А.Венедиктов - Что пожалел?

С.Бунтман - Фактор… вот это… опубликование, не опубликование… То, что ты говоришь, что знали журналисты и скрывали.

А.Венедиктов - Это, я думаю, все-таки национальная культура. Я те говорю, что в Англии и в Штатах, безусловно, в англосаксонской культуре для политика это важная история. Вторая семья фактически. А во Франции понятие общественно-важного, так же, как в России, на самом деле… Я вот, например, считаю, что если семейные дела не влияют на принятие решение ,на политику – ну, это и не важно. Это не важно, с моей точки зрения. Если они влияют на политику, на бизнес какой-то – об этом надо говорить. А если это не влияет – ну, это и не влияет. Это потом мы почитаем письма Владимира Владимировича, может быть, к кому-нибудь когда-нибудь.

С.Бунтман - Но, вообще, то, что одни семьей гордятся, другие не очень, это все-таки психологический портрет составляет.

А.Венедиктов - Так это же не вопрос содержания, это вопрос факта.

Источник (http://echo.msk.ru/programs/personalnovash/1855816-echo/)

42d3e78f26a4b20d412==