Страница 58 из 58 ПерваяПервая ... 84852535455565758
Показано с 571 по 577 из 577

Тема: Как нам обустроить Россию?

  1. #571
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,247
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 188 (сообщений: 171)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Цитата Сообщение от stardok Посмотреть сообщение
    Видим только ту часть текста, в которой законы соблюдаются, а ту, в которой нарушаются, не видим? )))

    Судебная система РФ — это танк, который идет и давит. Что делать?

    Разговор о том, какие изменения нужны судебной системе, неизбежно начинается с того, а что, собственно, не так. Можно ли доказать, что решения судей заведомо неправомерны и что подобная проблема носит в России системный характер?


    Отчёт с круглого стола, организованного аналитическим проектом «План Перемен».

    Доктор права Александр Верещагин приводит косвенный признак зависимости судей от политической верхушки: «За сто лет существования российской судебной системы не было ни одного дела, в котором суд принял бы решение, категорически не устраивающее верховную власть».

    «Если мы посмотрим на развитые страны, мы наверняка найдем в любой из них за этот же период времени много решений, которые очевидно не устраивали правительство», — отмечает Верещагин.

    В целом в развивающихся странах-соседях уже встречаются примеры обратного — например, в декабре 2017 года киевский суд отпустил Михаила Саакашвили, которого власти обвиняли в «подготовке госпереворота», обойдясь даже без домашнего ареста. В России подобные примеры неизвестны — за исключением второстепенных дел, которые для власти непринципиальны.

    Чтобы понять общую картину дисфункции судебной системы, ведущий сотрудник Института проблем правоприменения при ЕУСПб Кирилл Титаев называет три любопытных числа.

    0,3% — средний уровень оправданий по делам публичного обвинения (с участием прокурора) за последние 5 лет. То есть средний судья выносит оправдательный приговор раз в 5–7 лет.

    95% решений при рассмотрении гражданских дел принимается в пользу заявителя. В юрисдикциях западных стран эта пропорция обратная — в пользу истца-заявителя только около 40%. Предполагается, что заявитель в более уязвимой позиции.

    Исполняется менее 30% судебных решений (в денежном исчислении). «Кажется, что это проблема другой системы, но это в том числе маркер очень сильной дисфункции системы судебной», — поясняет эксперт.

    Главные проблемы и пути их решения

    Зависимость судей от власти напрямую следует хотя бы из того, что всех судей страны утверждает на должности Владимир Путин. «Президент назначает своим указом более полутора тысяч голов в год. Ежу понятно, что президент неспособен читать по пять личных дел судей каждый рабочий день», — замечает Кирилл Титаев. По сути, отбор кандидатов ведет кадровая комиссия при президенте, обращая пристальное внимание прежде всего на руководителей судов субъектов, их заместителей и членов Верховного суда. «Возникает механизм контроля верхушки судебной системы со стороны исполнительной власти. А, в свою очередь, верхушка судебной системы тотально контролирует всех остальных», — объясняет Титаев.

    Решение в том, чтобы утверждением судей на должности занималось подразделение Верховного суда. Хотя это сохранит вертикаль, но эта вертикаль будет внутри судейского сообщества, независимая от политиков. «Суд будет иметь реальную возможность стать в оппозицию к исполнительной власти и принимать те решения, которые он считает нужным. Я не буду говорить, правильные это решения, неправильные, но это будут его решения. И они будут продиктованы законом, и будет спор. У нас сейчас спора нет», — поясняет адвокат Михаил Беньяш.

    «Практически все эксперты обсуждают тему так, как если бы у нас был неплохой автомобиль, в котором есть один-два недостатка, нужно их устранить, и он покатит идеально. Судебная система — это система, и там все взаимосвязано, поэтому не следует думать, что она работает плохо. С точки зрения людей, которые ее создали и сохраняют в этом виде, она работает идеально. Она лишь маскируется под автомобиль — на самом деле это танк, и он задуман как танк. Он идет и давит», — объясняет Верещагин. По его словам, главная функция российской судебной системы — политическая, то есть обеспечить нужный результат во всех принципиально важных для власти делах. А правосудие для всех остальных, хоть их и 99,9%, — это побочная ее функция.


    Решение: чтобы судебная власть стала именно властью, недостаточно точечных изменений, нужна коренная реформа, считает Верещагин. По его мнению, необходимо фундаментально поменять систему судебных инстанций, как это было сделано в 1864 году. «Была старая судебная система, абсолютно прогнившая, по всеобщему мнению. Вместо нее была создана новая, по новым принципам, и там были просто новые суды. Причем часть старых судей попала в новые суды. Но они уже в новом качестве попали, у них уже не было тех связей, которые были в прежних судах», — поясняет эксперт. Лучшие люди из старых судов, пополненные новой когортой, в 1864 году привели к обновлению судебной системы, которая стала соответствовать лучшим европейским образцам.

    ...

    Полностью

  2. #572
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,247
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 188 (сообщений: 171)

    Как нам обустроить Россию?

    О росте НДС на 11% и борьбе с коррупцией

    К. Ларина
    - Хочу вернуться к одному вашему пассажу. Вы сказали, что вот предложите, как за год справиться с коррупцией в России. А почему у вас была такая интонация, как будто это абсолютная утопия?

    А. Аузан
    - А я вам скажу, почему.

    В. Дымарский
    - Саш, а вот нам здесь пишут про то, что вот Саакашвили за год справился с коррупцией.

    А. Аузан
    - Нет, неправда. Саакашвили за год справился с низовой коррупцией…

    К. Ларина
    - Давайте мы… У нас не Саакашвили. У нас другая страна.

    А. Аузан
    - Вообще, я считаю, что коррупция – это болезнь, которая лечится не хирургией, как многие считают, а терапией, поэтому я говорю, что за год эта штука не преодолевается. Потому что, если считать, что всего-навсего расстрелять коррупционеров и все будет хорошо, то этот способ не проходит.

    К. Ларина
    - А мы не знаем их имен.

    А. Аузан
    - Ну, когда – знаем, когда – не знаем. Поэтому - нужно ли лечить эту болезнь? Да. Можно ли ее вылечить? Можно. Но это довольно непростой и длительный процесс. Тема для отдельного разговора.

    К. Ларина
    - А что для этого нужно главное?

    А. Аузан
    - Ксень, для это главное – не отвлекаться от темы, которую мы обсуждаем. Потому что, если мы все время будем переходить с темы на тему…

    В. Дымарский
    - Да.

    А. Аузан
    - …То я тогда хочу сказать, давайте мы отдельный разговор проведем…

    В. Дымарский
    - Про коррупцию.

    А. Аузан
    - …По какой-то другой теме.

    К. Ларина
    - Вы же сами про это сказали. Вы сказали, что за год невозможно справиться с коррупцией.

    А. Аузан
    - Ксения, я сказал, еще и с воровством нельзя справиться, еще и проблему кредитно-денежной политики надо решать. Вы какой из вопросов предпочитаете обсуждать?

    К. Ларина
    - Можно я скажу?

    В. Дымарский
    - Давайте я здесь буду решать.

    К. Ларина
    - Получается, что по вашей логике, что из-за того, что с коррупцией справиться нельзя, давайте мы лучше поднимем пенсионный возраст.

    А. Аузан
    - Ксень, простите меня. Я разве говорил, что нельзя справиться с коррупцией? Ксения! Слушатели, ну защитите меня, в конце концов.

    В. Дымарский
    - Я защищаю Аузана.

    А. Аузан
    - Спасибо, Виталий. Я не говорил, что нельзя справиться с коррупцией. Я говорил, что нельзя за год справиться с коррупцией…

    В. Дымарский
    - За год нельзя.

    А. Аузан
    - …Потому что не ножом эта штука лечится, а, на самом деле, налаживанием правил, институтов. А это за год не делается. Поэтому давайте мы вернемся…

    В. Дымарский
    - А я хочу, знаете, к чему вернуться?

    К. Ларина
    - А можно я спрошу?

    В. Дымарский
    - Ксень, Ксень, подожди. Мы здесь говорили с Аузаном перед эфиром, там действительно еще надо ко вчерашнему решению Правительства вернуться по поводу повышения…

    А. Аузан
    - Налогов.

    В. Дымарский
    - …налогов всего-то, казалось бы…

    К. Ларина
    - По поводу НДС, да?

    В. Дымарский
    - …На 2% НДС. Вот Аузан считает, я просто уже предваряю его выступление, что это намного хуже, чем повышение пенсионного возраста.

    А. Аузан
    - Да, совершенно верно.

    В. Дымарский
    - Почему, спрашиваем мы.

    А. Аузан
    - Я совершенно неправильным полагаю это решение, потому что, во-первых, в этом случае инфляция вырастет не на 1,5, а, скорее всего, выше, то есть на 2 процентных пункта, например. Но, учитывая, что она сейчас ниже 4%, а ее еще бензин поддавит, мы потеряем результат, который Центральный банк ткал, а именно понижение инфляции. Мы получим удар инфляции. Но главное-то не в этом. Давайте опять предложу выйти из бухгалтерского подхода в экономический. Вот для чего налоги? Есть старая версия, я бы сказал, от татаро-монгольского ига, что налоги – это дань заплатил и чтоб к тебе больше не подходили, а что с этим происходит – неважно.

    Вот для экономики такие налоги плохи, потому что налог нужен же не только для того, чтобы бюджет пополнить. Он тебя стимулирует к какому-то поведению. Вот смотрите, я приведу свою странную версию истории с проблемами российской демократии в связи с налогами. Возвращаемся опять в 92-й год, когда не решились сказать избирателю, что нужно вводить налоги. Ну что, не ввели налоги? Ввели. Только какие? Косвенные. Все налоги у нас как радиация – у тебя деньги из кармана вынули в трамвае, но кто – неизвестно, для чего – неизвестно. И НДС – это и есть такие деньги, вынутые у тебя из кармана. Прямые налоги – они создают совершенно другой вопрос.

    Они говорят, а почему столько, а что вы с этими деньгами будете делать, а что вы с этими деньгами сделали? Прямые налоги гораздо полезнее косвенных.
    Я могу вам сказать, что страны, где преобладают прямые налоги, там обычно нет дефицита бюджета и обычно плохо себя чувствуют популисты. А что в России произошло? Шаг первый. Появляется популистская партия, которая говорит: «Мы вам дадим все». Никто не спрашивает, а откуда вы возьмете средства на то все? Потому что вопроса о налогах нет в обсуждении. За ним, за популистом, появляются денежные мешки, которые говорят: «Так, стоп, стоп, стоп. Он нам сейчас всю страну перекордыбачит.

    Давайте-ка мы потихонечку, полегонечку… Тут избирателю заплатим, тут еще чего-нибудь». Третий акт драмы. Появляется государство и говорит: «Так, сейчас денежные мешки купят Парламент, изберут своего президента и захватят власть. Я начинаю корректировать демократию». Вот я утверждаю, что пока мы будем иметь систему косвенных налогов, когда человек вообще не понимает, что он оплачивает многие вещи здесь, то: a) он не будет требовать ответственности от государства; b) он не будет спрашивать политика о том, откуда он возьмет деньги; c) различия левых и правых, потому что они различаются во всем мире тем, предлагают они налоги перераспределять между классами или каждый платит за то, что от государства получает. У нас я не понимаю, как различаются в этом смысле коммунисты и…

    В. Дымарский
    - И беспартийные.

    А. Аузан
    - И прочие. Поэтому категорически неверный шаг с введением очередного радиоактивного налога. Я хочу еще раз сообщить уважаемому российскому слушателю, что вы платили 48 копеек с рубля, на самом деле, не 13 копеек подоходного налога, а 48. А теперь будете платить 50 копеек. Мы переходим из разряда налогообложения населения европейского уровня в североевропейский. То есть у нас налоги точно больше, чем у американцев на человека. Но человек об этом не знает. Он думает, что государство…

    В. Дымарский
    - Что у него 13.

    А. Аузан
    - …Берет деньги из газа, нефти, металлов, подворовывает, конечно… Ну, дареному коню в зубы не смотрят. Еще людям что-то дают. Это совершенно другая картинка мира. Поэтому могу сказать, что мы отстаивали совершенно другой налоговый проект и обсуждали его с Кудриным. И он писал в Стратегиях, который казался, наоборот, того, что, во-первых, налог на доходы физических лиц человек почему-то платит через своего работодателя по месту регистрации работы. Почему? Это налог, который должен идти местным властям в районе, где вы живете. Тогда ваш отъезд из района – это беда для местной власти. Значит, этот налог надо переадресовать.

    В. Дымарский
    - Тогда власть будет стараться НРЗБ.

    А. Аузан
    - Да. Во-вторых, мы предлагаем, если его придется повышать, то дайте возможность голосовать налоговым рублем. Мы даже провели опрос. ФОМ проводил опрос репрезентативный: 58% россиян высказались за то, что они бы готовы были двумя 2% дополнительными голосовать, куда их отдать – на медицину, или на школы, или на социальное обеспечение…

    В. Дымарский
    - Или на дороги, да?

    А. Аузан
    - И это довольно важно. Так же, как я говорил, что есть в Исландии, например, налог, когда человек решает – университету заплатить или церкви. Потому что, что фундаментальная наука, что религия – вещи трансцендентальные. Это вопрос веры в то, что там что-то получится. А у нас как финансируется религия и наука? Не очень понятно. Вот скажите, дайте человеку возможность налоговым рублем сказать, это кому – Русской православной церкви, Муфтияту, МГУ, Российской академии наук, буддистам, нужно дописать. И мы получаем совершенно другие входы в демократию. Поэтому налоги могут быть страшно вредны для политической жизни и весьма полезны. Мы пошли сейчас путем, который экономически плох, потому что он раскачивает инфляцию.

    Он, на самом деле, плох для бизнеса, плох для муниципалитетов и субъектов Федерации. У них денег будет меньше, потому что они НДС будут платить федералам. У нас еще меньше денег будет внизу. Катастрофически плохое решение. Поэтому мне кажется, что это намного хуже того, что решено пенсионному возрасту.


    В. Дымарский
    - Попутный вопрос к тому, что вы сказали, вот все недостатки вот этой системы. Мне кажется, что еще ненормально, что мы как в советское время этот налог 13%-й не сами платим, а бухгалтерия за нас. Мы не умеем налоговые декларации заполнять.

    А. Аузан
    - Совершенно верно. Причем заметьте, раньше это было тяжеловато. Но теперь, когда цифровизация идет, все же люди, в общем, уже многие научились с телефонов что-то делать, терминалов что-то делать. Поэтому я вообще мечтаю о ситуации, когда человеку на телефон в специальное приложение будут приходить сведения, что с 1-го января такого-то года вы столько-то денег заплатили федеральному правительству, а вот столько-то денег лично вы заплатили вашей области, субъекту федерации, а вот столько-то муниципалитету и вот только что вы заплатили 40 рублей своему муниципалитету.

    У человека возникает вопрос – чего он для меня делает? Налог из ордынской дани, когда заплатили, они ушли, и слава богу, превращается в ситуацию совершенно другую. Он видимым должен быть. Пожалуйста, я согласен на компромисс. Вы ввели НДС – вы пишите каждом чеке, сколько человек заплатил НДС.

    В. Дымарский
    - Сейчас же пишут.

    А. Аузан
    - Подождите секунду. Ведь люди воспринимают следующим образом – бизнес задирает цены. Вот сейчас будет волна подъема цен. Как люди будут это понимать? «Вот, спекулянты!» А это не спекулянты. Это государство у вас вытягивает на свои цели. Поэтому прямые налоги лучше косвенных. Налоги, которые вы платите, лучше, чем налоги, которые платят за вас.

    В. Дымарский
    - Бухгалтер.

    А. Аузан
    - Да. Налоги, которые идут на то, что нужно вам, в 100 раз лучше налогов, которые идут неизвестно куда. А мы вчера в очередной раз пошли по неверному пути начала 90-х годов – радиация. Лишь бы незаметно вынуть эти деньги из карманов населения.

    В. Дымарский
    - И пополнить бюджет.

    А. Аузан
    - Да.

    В. Дымарский
    - То есть вся проблема в том, что у нас плохо дело с бюджетом, если я правильно понимаю.

    А. Аузан
    - Да. Но, понимаете, любой налог на компанию или на человека, он преследует две цели: с одной стороны, он, конечно, пополняет бюджет, фискальная функция так называемая, а с другой стороны, он создает стимулы к какому-то поведению – правильному или неправильному. Вот если вы не понимаете, что платите налоги, то создается стимул к неправильному поведению:

    — Государство, дай
    — Откуда?
    — Это не мой вопрос.

    Это твой вопрос, уважаемый гражданин. Если вы платите налоги в открытой для себя форме, у вас и требования к государству другие. Между прочим, степень контроля другая, потери в государстве другие, антикоррупционные действия, дорогая Ксения, будут гораздо значительнее. Вот тут я убежден, что вчера совершена фатальная ошибка, при том, что могли идти совершенно другим путем.

    В. Дымарский
    - Кстати говоря, здесь нам сообщают, что у наших друзей и соседей в Казахстане, наоборот, с 20% до 12% понизили НДС. Я не знаю, правда ли это, но будем верить нашим слушателям.

    Полностью


    Последний раз редактировалось stardok; 17.06.2018 в 18:14. Причина: + видео

  3. #573
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,247
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 188 (сообщений: 171)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Почему «чужаки» не нужны

    Отличная иллюстрация, почему в Госдуме или областных думах не нужны даже единичные депутаты «против власти», почему власти препятствуют избранию хотя бы и нескольких «несистемных».


    «Новая газета» опубликовала громкую статью, в которой говорится о причастности к преступлениям «повара Путина» - Пригожина.

    Кто написал в Следственный комитет и прокуратуру? Кто потребовал расследования?

    Навальный и два депутата региональных заксобраний – Шлосберг (Псковская области), Вишневский (Санкт-Петербург). Оба из Яблока. Оба избрались при большом сопротивлении властей.

    Ну ладно, Навального можно игнорировать.

    Но с действующими депутатами так не получится. У них есть право депутатского запроса и им обязаны ответить. Поэтому придется, пусть и формально, но проводить проверку, писать ответ. Который может быть опубликован, вызвать у граждан новую волну недовольства.

    Всего этого власти стараются избежать, остаться закрытыми. Когда «все свои» или, по крайней мере, «все сами все понимают» и не полезут с неудобными депутатскими запросами.






    Источник

  4. #574
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,247
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 188 (сообщений: 171)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    И раз уж сегодня Михаил Ходорковский предлагает в память о годовщине разграбления ЮКОСа жечь Сечина напалмом, подгоню пару бочек. Но начну издалека, потерпите и, по возможности, дочитайте до конца.

    Ходят увесистые слухи, будто в Кремле задумали реанимировать «Справедливую Россию». Сделать из нее социалистов с человеческим лицом, как изначально и планировалось, чтобы они оттянули голоса у КПРФ. Ну что, в Кремле в таком случае, если слухи верны, сидят люди, которым папочки заменяют реальность.

    Социализм в России может быть только одним – с дедушкой Лениным на знамени и иконой Сталина под ним. Так уж исторически сложилось, что левые лозунги, которые в Европе перековались в нынешнюю Скандинавию, у нас сводятся к «отнять и поделить». И никаких компромиссов здесь не будет.

    Поэтому стоит только любой партии начать робко говорить, что надо бы заняться социалкой, «вернуть взад» медицину с образованием и повысить престиж человека труда, это автоматом усиливает КПРФ. Потому что левые – это они, у них на лбу написано, на том самом лбу, в котором сияет красная звезда. Сияет так ярко, что никакие другие партии рядом незаметны.

    Запрос на «левый поворот» усилить, конечно, можно – но выгоду от этого получат только коммунисты. Все кампании, когда эсеры шли под левыми лозунгами, лишь актуализировали повестку КПРФ.

    В России сейчас сформирована полуторапартийная система: есть «Единая Россия», партия власти, с идеологией «мы за Путина», и есть КПРФ, которые тоже за Путина, но еще немного за Полиграфа Полиграфовича Шарикова.

    А все, что остается по бокам, так или иначе липнет к этим двум полюсам.

    В 2011 году ситуация была иной: тогда я прошел в Думу от СР лишь потому, что махнул рукой на все левые лозунги. Ведь люди прекрасно понимают, что никто не построит им коммунизм до конца квартала, не повысит в три раза пенсии и не выгрузит вагон эскимо. Ну нету вагонов, и в ближайшие годы мы можем только начать строить для них рельсы.

    Зато как раз готовность их строить – есть. Но только при том условии, что все вместе. Что будет действовать правило «без жуликов и воров». Собственно, это и был лозунг 2011 года у СР и у всех сколько-нибудь успешных протестов.

    Люди хотят не левого поворота, а справедливости. И того – и вот тут, наконец-то, здравствуйте, Игорь Иванович, – чтобы не было этого дикого, демонстративного разрыва.
    Когда у Сечина пятиэтажная квартира, а у образованных горожан, которые честно учились, работали и зарабатывали, все равно съемная двушка на окраине. И двушка эта как раз из-за того, что есть Сечин. Что какой-нибудь Пехтин прикупил себе апартаменты в Майами, а Ролдугин, тогда еще никому не известный, набил виолончели валютой.

    Требование справедливости совсем не то же самое, что левые лозунги. Они предполагают уравниловку, а справедливость – что каждый получит по результатам своего труда (что, конечно, не отменяет помощи от общества и государства).

    Сейчас в России люди хотят именно справедливости: требование отмены повышения пенсионного возраста не имеет ничего общего с левой «халявой», которая, на самом деле, оплачивается из наших же карманов, только опосредованно, в виде налогов. Пенсии – это часть социального договора. Вы работаете и платите налоги – мы в такие-то сроки даем вам за это такие-то деньги. А в итоге и денег не дали, и Игорь Иванович катается на океанской яхте, которая пристала разве что французскому Людовику перед революцией.

    Но нынешняя власть никогда не признает, что стране нужна справедливость. Потому что вслед за этим признанием нужно будет отказаться от дворцов, мигалок, жбанчиков черной и красной икры, самолетов для перевозки собак, лимузинов за счет бюджета…
    Придется просто взять в руки кошелек и однажды самому (конечно, в плотном каре из охраны) выйти в магазин за хлебушком. Стать на одну доску с теми, кем управляешь, признать в подданных граждан. И, может быть, даже сограждан.

    А эту мысль засевший в Кремле кооператив «Озеро» никогда не пустит к себе в голову, не за тем он так долго шел к своей цели.

    Дмитрий Гудков



    - - - Добавлено - - -



    «Депутаты ГД смогут добровольно отказаться от ежемесячной надбавки к пенсии», – огромными буквами написано сейчас на сайте Госдумы. Чтобы подданные осознали всю близость своего начальства к народу.

    Д-О-Б-Р-О-В-О-Л-Ь-Н-О! Не знаю, много ли найдется подвижников, которые откажутся от дополнительных 20-40 тысяч в месяц, но сам подход, принцип, мне нравится. Просто его нужно расширить, вставив слово «добровольно» в остальные законы.

    Граждане России добровольно могут выходить на пенсию на 5 лет позже, чем сейчас. Добровольно могут платить налоги. Добровольно отправляться в армию. Добровольно отказываться от «санкционки».

    Добровольность – великая вещь, она сразу покажет, сколько у нас в стране настоящих сторонников Путина. Вот призовет он стать мучениками и отправиться в рай – и граждане России добровольно решат, сделать это или остаться пока на грешной Земле. Что-то подсказывает, что к апостолу Петру очередь не выстроится.

    А уж если разрешить добровольно, а не по указке, не за 200 миллионов, как «патриот» из предыдущего поста, любить Родину – этак у нас и путинги закончатся.

    Ну что, депутаты, даешь добровольность?

    Дмитрий Гудков
    Последний раз редактировалось stardok; 25.10.2018 в 15:02.

  5. #575
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,247
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 188 (сообщений: 171)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Нужны ли изменения в Конституции?

    Т. Морщакова
    - Вы знаете, это вопрос очень интересный. Всегда есть резервы для того, чтобы конституционный текст продолжал жить своей жизнью без его изменения путем применения, путем толкования Конституционным судом. Потому что формулировки же Конституции очень широки. И судебной системе, не только Конституционному суду (но, конечно, в первую очередь именно ему), приходится выявлять конституционные смыслы. И это возможно. И Конституционный суд много лет уже показывает, как он может это делать. Другое дело, что иногда это нас радует: выявляет какие-то дополнительные резервы Конституции в защиту нас всех. А иногда, наоборот, не радует. Но это возможно.

    Значит, вопрос о том: зачем могут понадобиться изменения? На самом деле, конституционный текст российской Конституции сделан как жесткая Конституция, которую менять трудно. Трудно, потому что часть этого конституционного текста вообще не может быть изменена путем внесения поправок: глава первая об основах конституционного строя, глава вторая об основных правах граждан и положения о том, как сама Конституция меняется. Вот эти три главы не могут быть изменены путем поправок.

    Чтобы их изменить, нужно предложить вообще новую Конституцию. Для этого есть целый механизм, обозначенный в Конституции: нужно создать или созвать Конституционное собрание и предложить ему решение вопроса – менять или не менять Конституцию. Это собрание может обратиться к народу и вынести на референдум новую Конституцию, а может принять ее и само. То есть, есть разные возможности для того, чтобы организовать этот процесс.

    Но это касается только таких ситуаций, когда нужны кардинальные изменения. Вот перестанем признавать права и свободы как они признаются в международном сообществе; скажем: «Нет, это не высшая ценность. Высшие ценности у нас, допустим…ну, не знаю что…религиозные представления, какие-то религиозные ценности». И тогда придется менять действительно всю Конституцию. Ну, вот так. А в остальных частях ее можно менять, конечно. Вот о чем, собственно, председатель Конституционного суда России и написал: «Давайте менять, но по мелкой конкретике».

    Это делается все время. Был один срок полномочий Президента – стал другой. Считалось, что нельзя выбирать больше, чем 2 раза подряд – теперь можно. Или, например, срок легислатуры парламентской изменился: был один – увеличили еще так же, как и срок полномочий Президента, на 2 года. Это же возможно. Или, допустим, то, о чем написано в этой статье. Вы упоминали ее тоже, и я уже. Уточнить полномочия или перераспределение полномочий между Президентом и Правительством – да пожалуйста! Но для этого не надо менять Конституцию, это не будет гигантская конституционная реформа. Кроме того, Президент России действующий неоднократно заявлял, что он Конституцию менять не хочет.

    М. Наки
    - Но может быть ситуация, когда ему будет надо.

    Т. Морщакова
    - Когда желание появилось.

    М. Наки
    - Да.

    Т. Морщакова
    - Понятно. Это могло появиться такое желание, конечно, у любого человека в разных ситуациях. Тем более в трудных, как считается наша нынешняя ситуация.

    М. Наки
    - Скажите, пожалуйста. Вот из перечисленных вами изменений, насколько я понимаю, срок полномочий Президента и Парламента – это вносилось поправками, правильно?

    Т. Морщакова
    - Да.

    М. Наки
    - А, собственно, толкование сроков подряд – это обошлись без всяких поправок.

    Т. Морщакова
    - Ну да. Просто прочитали иначе конституционный текст этой статьи. Если бы меня спросили, я бы сказала: конечно, можно так прочитать, если при этом закрыть глаза на то, что существуют определенные демократические принципы организации власти и среди назван такой, как постоянная сменяемость. Вот тогда можно, конечно, и до 100 лет увеличить. Но конституционные нормы не предполагают, что одна из них может противоречить другой.

    Тем более, что норма «сроки» президентской легислатуры, как и госдумовской, то есть парламентской, она более низкого ранга в конституционном тексте, потому что принципы сменяемости власти, вытекающие из демократического правового устройства государства, они в первой главе закреплены, которые менять нельзя. Я к тому подвожу, что и толкованием можно смысл всей конституционной иерархии норм изменить.

    Источник




  6. #576
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,247
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 188 (сообщений: 171)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    О.Пашина
    - Ну, чтобы уж закончить с темой троллей и Пригожина. Есть ли какой-то реальный способ привлечь к ответственности, если мы знаем, что есть документы, подтверждающие причастность к нападениям на людей, есть видеоролики, есть документальные свидетельства того, что за это получали деньги? Кто должен пойти, не знаю, в правоохранительные органы с этим, если органы об этом упорно не знают?

    Д.Гудков
    - Ну, давайте. Мы же прекрасно понимаем, как принимаются решения. Поэтому в этой системе власти никакие решения приняты не будут. Либо должно быть какое-то давление снизу, давление общества, либо должна произойти смена власти. Я понимаю, что сейчас многие, наверное, зададутся вопросом «Ну опять это, значит, ждать придется долго, власть эта никогда не сменится». И вот здесь я оптимист.

    О.Пашина
    - Так?

    Д.Гудков
    - Потому что… Понятно, что они хотят построить здесь по Оруэллу «1984» такую Северную Корею. Но только Большой Брат не брал взятки. Понимаете? Наша власть – она построена не на идее, и у нашей власти нет каких-то глобальных масштабных целей для нашей страны, нету будущего.

    Вся власть построена на коррупции. Поэтому вот смотрите. Вчерашняя даже провокация элементарная пригожинская – ну, наверняка, выделили деньги, 90% украли, на 10% наняли вот эту девушку, которой все написали «Не верю!»

    О.Пашина
    - Тут пишут, кстати, «Девушку могли бы и посимпатичней найти».

    Д.Гудков
    - Вот, понимаете? Да потому что украли.

    О.Пашина
    - А потому что украли деньги.

    Д.Гудков
    - Потому что украли деньги. Дальше смотрите…

    О.Пашина
    - На сколько хватило, такую нашли.

    Д.Гудков
    - Они пытаются бороться со свободой слова в интернете и заблокировать интернет.

    О.Пашина
    - Так?

    Д.Гудков
    - Почему этого не происходит? Почему они гоняются за Телеграмом, но ничего не происходит? Да потому что им выгодно, чтобы был вечно этот поток денег для борьбы со свободой слова в интернете.

    Это знаете, как плохой адвокат. Вернее, как? Богатый, хитрый, но никчемный адвокат. Его задача сделать так, чтобы ему клиент всё время платил.

    О.Пашина
    - Процесс продолжался.

    Д.Гудков
    - Да, чтоб процесс продолжался бесконечно долго. Так вот то же самое для этого Роскомнадзора, для всех спецслужб – им важно, чтобы этот поток, чтобы этот ручеек денег был неиссякаем. Поэтому реальной-то борьбы не происходит.

    Вот, мне рассказывали, что когда-то фсбшники заставили купить какое-то специальное оборудование, которое там блокирует сколько-то там, ну допустим (я просто не технарь), 500 или не знаю сколько-то IP-адресов в минуту. Вот. А потом придумал Дуров новую технологию, которая меняла IP-адреса в гораздо большем количестве. То есть вот это всё железо безнадежно устарело, но на этом кто-то заработал деньги.

    Пакет Яровой, который призван был бороться, не знаю там, в интересах государственной безопасности, с экстремизмом. На самом деле, это всего лишь лоббистский проект для того, чтобы кто-то заработал денег, построил вот эти хранилища информации и так далее.

    То есть они из-за этой коррупции настолько чудовищно неэффективны во всех сферах, что они обречены просто на повторение многочисленных ошибок.

    И посмотрите, что происходит. Ощущение, что руководство страны сходит просто с ума. Почему так происходит? Потому что всё, система деградировала.

    Но на самом деле, мы сейчас в преддверии уже политического серьезного кризиса, когда власть перестает контролировать ситуацию. Выборы в сентябре показали 4 региона, где кандидаты от власти проиграли манекенам.

    О.Пашина
    - Всего 4.

    Д.Гудков
    - Ну, на самом деле, по моей информации… Конечно, у меня нет доказательств, но мне сказали, что еще есть 4 региона, где удалось выиграть, только благодаря массовым вбросам и фальсификациям. Там просто не было наблюдателей в таком количестве. Ну, то есть треть регионов они проиграли.

    И посмотрите, что сейчас в Приморье происходит? Граждане пошли с фигой в кармане на выборы, проголосовали за Ищенко, который, ну, не был там, по-честному, каким-то популярным политиком. И сейчас власть не знает, что делать. Пришлось уничтожить окончательно репутацию Зюганова и КПРФ, которые кинули своего кандидата Ищенко, выдвинули какого-то другого неизвестного человека в губернаторы. Ищенко идет самовыдвижением и, скорее всего, не будет зарегистрирован. Люди себя опять почувствуют обманутыми. Кандидат от власти сейчас начинает уже там предлагать «А давайте мы вам вернем выборы мэров городов, чего не было до этого».

    То есть это реально ситуация у них выходит из-под контроля. Я уже не говорю о том, что будут вводиться постоянно новые санкции, которые будут подтачивать российскую экономику. И рано или поздно эта конструкция обвалится. Это просто вопрос времени. Она просто не эффективна, она не способна решать…

    О.Пашина
    - Ну, мы уже довольно долго говорим о том, что уже кризис, уже вот-вот, вот уже наших не пускают в Давос, вот уже Рыболовлева там задержали. Когда уже элиты-то возмутятся?..

    Д.Гудков
    - Правильно. Но!

    О.Пашина
    - ...и скажут «Да что ж такое-то? Нас уже никуда не пускают».

    Д.Гудков
    - Эта система всё равно держалась на высоком рейтинге Путина. И этот рейтинг реально подточился из-за пенсионной реформы, потому что они, ну, настолько в чудовищном виде провели эту реформу…

    Д.Гудков
    - Подточился, а потом опять поднялся.

    О.Пашина
    - Не поднимется уже. Реально произошли фундаментальные изменения общественного мнения. Это просто ощущается везде.

    О.Пашина
    - Мы просто об этом не знаем.

    Д.Гудков
    - Да мы знаем об этом. Почему мы не знаем? Даже социология прокремлевская показывает падение рейтинга Путина, я уж не говорю про всех остальных, больше, чем на 20%.

    О.Пашина
    - А потом опять подъем.

    Д.Гудков
    - Если еще тогда был ресурс в виде внешней политики, сейчас он уже не работает, потому что та же социология прокремлевских центров показывает, что люди устали обсуждать, что там в Америке, что там в Украине, в Сирии. У них проблемы, конкретные проблемы, потому что, ну, больше 20 миллионов живут за чертой бедности. Сейчас повышается пенсионный возраст, а для многих людей это катастрофа, потому что рынка труда нету никакого. Вот.

    И люди понимают, что их власть опять кинула, потому что был общественный договор «Вы за нас голосуете, лояльность в обмен на колбасу». А вам теперь ни свободы, ни колбасы, ничего.


    О.Пашина
    - Но усталые люди без колбасы всё равно сидят и чего-то ждут.

    Д.Гудков
    - Ну, подождите. Вопрос времени. Мне кажется, в следующем году нас ждут масса сюрпризов. И как раз наша задача – готовить людей к тому моменту, когда вот эта конструкция обрушится.

    Почему, собственно говоря, мы занимались муниципальной кампанией? Да, казалось бы там. ну, депутаты мало на что влияют, полномочий у них мало. Но мы провели 200, ну, почти 300 независимых людей в депутаты, которые сейчас, я вам хочу сказать, настолько сильно выросли… Это стали профессионалы, потому что мы их целый год готовили. Например, у нас были специалисты по благоустройству, по капремонту, по бюджету. И вот эти все люди, которых мы провели, они сегодня, ну, способны решать более масштабные задачи.

    Впереди такие же выборы в Санкт-Петербурге. И даже не важно, возьмут ли они большинство. Всё равно мы получим новые лица в политике, и это очень важно. И всё равно нужно участвовать. Вот, в Мосгордуму будут выборы в следующем году. Да почему же не выиграть их? Ведь, есть все возможности для того, чтобы победить по одномандатным округам. Для победы в округе (мы посмотрели) нужно 12, ну, 15 тысяч голосов максимум.

    А представьте, семья там несколько человек, то есть это 8 тысяч семей проголосовали и у вас будет независимый депутат с другими полномочиями уже.

    Если у нас появится фракция даже в городской думе, это фундамент для построения политической силы и на выборы в Государственную Думу. А главное, что эта компания приведет новых людей. Мы вовлекаем новых людей в политику.

    Вот, мы сейчас, кстати, в партии там сделали лектории, на которые приходят… Там, Виктор Шендерович был у нас. Евгения Альбац будет на следующей неделе. Люди слушают и люди начинают по-другому воспринимать и относиться к политике.

    Вот, у нас вчера как раз были Юрий Кобаладзе, Геннадий Гудков, Кандауров. Настоящие разведчики в лектории рассказывали о том, чем они отличались от Петрова и Боширова, какие были тогда задачи и какие сейчас задачи. И подошел… К Геннадию Гудкову подошел сотрудник МЧС, который работает в пожарной части, и он говорит, что «еще год назад я верил пропаганде, я, действительно, считал, что есть там агенты Госдепа, которые являются там врагами нашей страны и так далее. А потом я почитал одну статью, потом меня зацепила другая, я вот пришел на сайт «Эха Москвы». А потом пришел в Facebook к Дмитрию Гудкову. И вот сейчас я разобрался».

    И таких людей становится всё больше, больше и больше. И они понимают, что реальные враги-то – это те, которые здесь вот.


    Вот, смотрите, что сегодня мы узнали? Что, оказывается, приватизация Роснефти для Сечина была обеспечена из наших кошельков – оказывается, это ВТБ дал кредит вот этой Катарской компании. Сколько там? 6 миллиардов, по-моему. 6 миллиардов долларов на приватизацию Роснефти.

    А теперь давайте вспомним. Когда у нас доллар стоил, по-моему, 100... Помните, был скачок?

    О.Пашина
    - Было такое, да.

    Д.Гудков
    - Вот это как раз… Вот Сечин. Вот ваша пятиэтажная квартира, вот эти деньги, которые пошли туда. Это сразу обрушило рынок валюты, сразу котировка там подскочила… Кто проиграл на этом? Страна, мы проиграли. Кто выиграл? Сечин.

    О.Пашина
    - Хорошо. Люди всё это понимают, всё это читают, приходят на сайты, на встречи, в лектории и так далее. Но ко всем этим коррупционным расследованиям относятся уже как к должному. Этот купил пятикомнатную квартиру, этот сыграл на курсе доллара, этот, этот… Это уже какая-то привычная область жизни, это не вызывает никаких эмоций, протестов.

    Д.Гудков
    - Экология вызывает сейчас большие эмоции – мы сейчас наблюдали даже в самом начале.

    О.Пашина
    - Экология – да.

    Д.Гудков
    - Вот, экология. Они же экологию разрушают. То есть вы понимаете, раньше… Ну да, мы привыкли, что у нас воруют пенсии, мы привыкли, что воруют бюджетные деньги, мы привыкли, что они воруют наши налоги. Они теперь воруют наше здоровье. Еще время они воруют. Время и здоровье.

    И при этом всё больше и больше людей понимают, что страна движется куда-то не туда, мягко говоря. И всё больше и больше людей начинают интересоваться и участвовать в политике. Вот, наша задача – вовлекать людей.

    О.Пашина
    - А вот кстати, по поводу вовлечения.

    Д.Гудков
    - Вот, мы сейчас, знаете, что сделали самое важное? Мы сейчас, если помните, на президентской кампании наша команда выставила 4107 наблюдателей на выборы, и в Москве больше не воруют голоса.

    Вот, сейчас мы выдвинули 1200 людей в избирательные комиссии с правом решающего голоса, то есть это уже другой статус. Это о чем говорит? Что люди начинают всё активнее участвовать. Мы их обучаем, мы их выдвигаем и это результат. Да, Москва пока. Дальше будет Питер и другие города.


    О.Пашина
    - У нас буквально пара минут, я хочу про думский вот этот закон в первом чтении еще спросить, про вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные акции. Административную ответственность хотят ввести, в первом чтении уже приняли. Это вообще насколько реальная мера? Потому что как доказать, что кто-то вовлек несовершеннолетнего?

    Д.Гудков
    - Я понимаю, да.

    О.Пашина
    - Как это? Или можно за это привлечь любой сайт и, не знаю там, любую страницу в социальной сети?

    Д.Гудков
    - Это, во-первых, агония. Во-вторых, это абсолютно бессмысленный законопроект, для того чтобы выслужиться. Потому что уже сложилась практика. Им никакие законы не нужны для того, чтобы кого-то посадить, кого-то оштрафовать. Мы же были свидетелями многих судебных разбирательств против активистов политических. Они говорят «Да нас там не было. Даже, вот, видео есть. Меня не было там». А нет, всё равно: мы доверяем следователям, мы доверяем полицейским. И судья всё равно принимает то решение, которое выгодно нашим спецслужбам.

    Поэтому это не имеет значения. Доказать факт вовлечения несовершеннолетних невозможно, потому что несовершеннолетние идут на митинги не потому, что их кто-то позвал, а потому что они… Они тоже хотят дышать чистым воздухом, они тоже хотят, чтобы как в Америке, чтобы они могли проголосовать и от их голоса зависело дальнейшее развитие страны.


    О.Пашина
    - Доказать невозможно, а штрафовать всё равно будут.

    Д.Гудков
    - Они хотят, чтобы их не сажали за «лайки», они не хотят, чтобы вмешивались в их личную жизнь. Поэтому они выходят на митинги. А не потому, что их кто-то призывает.

    О.Пашина
    - Доказать невозможно, но штрафовать всё равно будут.

    Д.Гудков
    - Доказать невозможно, а приклеить кому-нибудь там статью или кого-то оштрафовать, или засудить они могут и без закона. Поэтому это мало на что повлияет. И это, главное, не остановит политиков в их борьбе: мы будем дальше продолжать участвовать в этих митингах и бороться за нормальное будущее для страны.

    Источник

  7. #577
    Резидент
    Регистрация
    21.01.2012
    Сообщений
    453
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 27 (сообщений: 24)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Обустройство России надо начинать с патриотического воспитания детей.
    Вот в Питере школьникам задали домашнее задание: написать письмо отцу на фронт.
    С этого начинается патриотизм!
    Будьте добрее, а то, как лохи!

Страница 58 из 58 ПерваяПервая ... 84852535455565758

Похожие темы

  1. Ответов: 37
    Последнее сообщение: 18.04.2011, 13:21

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •