Страница 69 из 70 ПерваяПервая ... 19596364656667686970 ПоследняяПоследняя
Показано с 681 по 690 из 700

Тема: Как нам обустроить Россию?

  1. #681
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Цитата Сообщение от stardok Посмотреть сообщение
    Обвинение запросило 15 лет колонии строгого режима для главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева
    Дело Ю.Дмитриева, для которого обвинение запросило недавно 15 лет лишения свободы, характерно не только тем, что демонстрирует усиление давления власти на общество, но и тем, что обнаруживает (вместе с установлением памятников И.Сталину, вандализмом в отношении монументов жертвам репрессий или уничтожением табличек «Последнего адреса») явное нежелание общества разобраться с собственной историей и осудить самого страшного тирана, когда-либо правившего страной. Часто при этом говорится о том, что новая волна любви к советскому диктатору обусловлена пропагандой Кремля и потому является «наносной» и «искусственной».

    Мне так не кажется; более того – на мой взгляд, поворот в социальной мифологии был практически предопределён, в том числе и действиями противников сталинизма.

    Прежде всего стоит заметить, что во времена Перестройки, когда осуждение эпохи «культа личности» было наиболее бескомпромиссным, оно предпринималось прежде всего для легитимации отказа от самой жестокой страницы в истории российского коммунизма и во имя доказательства возможности «социализма с человеческим лицом». Именно эта частная задача сплачивала самые разные силы, как антисоветские, так и вполне просоциалистические. И даже когда фокус сместился, осуждение Сталина осталось осуждением советского прошлого – а потому с концом Советского Союза сама тема, казалось, ушла с повестки дня. Так Сталин был сначала отделён от социализма (как некая аномалия), а потом – и от России (как сугубо советский феномен). В этом состояла первая и основная ошибка антисталинистов, так как сама фигура деспота, ненавидящего свой народ и ни в грош его не ставящего, есть характерная черта всей российской истории – и потому как только тема начала уходить в прошлое, Сталин явился к нам обратно в образе эффективного менеджера, укрепителя государственного строя и масштабного модернизатора, встав в ряд с Иваном Грозным, Петром Великим и многими другими государями.

    Кроме того, уже на следующем этапе масштабных перемен, другие реформаторы (не демократы 1980-х, а «либералы» 1990-х) создали в Россию новую экономику, построив её на деиндустриализации, обнищании большей части населения, неправедной приватизации и на невиданном имущественном неравенстве – то есть на всех тех основаниях, которые более всего диссонировали с пусть даже и мифической, но довольно хорошо резонировавшей в народе бывшей советской «справедливостью». Это обстоятельство радикально затруднило любую мобилизацию против тоталитаризма, и страна стала постепенно «сползать» к оправданию своего прошлого – во многом потому, что никакой позитивной программы действий, кроме ново-бухаринского «обогащайтесь», предложено не было. И чем более явственным и непреодолимым казалось безумное имущественное и сословное расслоение, тем меньше оставалось у общества «антител» против ностальгии по советской диктатуре. Чем чаще стали говорить о том, что коррупционеров и олигархов стоило бы «расстрелять» в то время как их даже не привлекали к ответственности, тем ближе оказывалась перспектива нового прославления сталинизма.

    Следующим важным моментом стала неготовность и демократов, и либералов довести до конца дело, начатое во времена М.Горбачёва – утверждение гласности. Никто из создателей новой демократической России, которая, напомню, низвергла Советский Союз, не попытался сделать самого, казалось бы, очевидного на тот момент: не только формально «открыть», но и оцифровать все архивы, связанные с коммунистической эпохой, сделав их достоянием человечества. Многие документы были опубликованы ещё в 1980-е, но они не затрагивали важнейших преступлений того времени – в частности голодомора и событий, связанных с Великой Отечественной войной. Вместо этого значительные усилия были направлены на фарсовый «процесс против КПСС», предсказуемо завершившийся ничем – так как на деле нужно было судить не партию, к периоду Перестройки вполне себе вегетарианскую, а государство, которое на протяжении бесконечных столетий было главным (а после монгольского нашествия – чуть ли не единственным) врагом российского народа. В 1990-е годы за дележом должностей в Кремле и аукционированием собственности был упущен единственный в истории страны шанс открыть правду в тех масштабах и формах, каких она того заслуживала. Не осудить кого-то, не защитить кого-то, и даже не отомстить кому-то – просто дать людям возможность на основании фактов судить о собственной истории. И этого не сделал не В.Путин – этого не сделали те, кто считал себя антисталинистами.

    В заключении замечу ещё один очевидный факт. История бывает двух видов: история мифологическая и история прочувствованная. Первая сменяет вторую тогда, когда появляется одно-два поколения, не имеющих прямого повседневного контакта с теми, кто был непосредственно вовлечён в те или иные исторические события. Это крайне важно иметь в виду, так как в 1980-е были ещё живы те, кто прошёл через ужасы сталинского террора; те, кто занимался его развенчанием в 1960-е годы; дети, родившиеся в ссылках и тюрьмах. Память целых репрессированных народов была зациклена на событиях тех лет – и всё это вызывало личное эмоциональное отношение к относительно недавнему прошлому. Сейчас ничего этого нет и в помине: большинство узников и пострадавших уже ушли в мир иной; борцы со сталинизмом – прежде всего Н.Хрущёв и М.Горбачёв – дискредитированы нашей пропагандой как разрушители России и СССР; в судьбе того же чеченского народа войны 1990-2000-х годов оставили не менее кровавый след, чем события 1944 года. Сталин сегодня превратился из реального человека в миф, а борьба с мифами никогда не была эффективной и потому сейчас практически бессмысленна.

    Всё это значит, что путь к возрождению российского государства как бесчувственного жадного монстра открыт – и, вероятнее всего, снова будет пройден до того момента, как новые поколения ощутят на себе всю силу того террора, который всегда был главной функцией их властителей. И винить за это надо будет не только тех, кто будет руководить этим террором, но и тех, кто – по собственному недоумию или по каким-то меркантильным причинам – сделал возможным возвращение русского самодержавия…

    P.S. Автор благодарен Ю.Самодурову, дискуссии с которым помогли осмыслению этой темы, хотя, быть может, и не в направлении, способном обрадовать Юрия Вадимовича.

    Владислав Иноземцев
    д.э.н, директор Центра исследований постиндустриального общества
    Последний раз редактировалось stardok; 08.07.2020 в 12:33.
    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  2. #682
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Как нам обустроить Россию с низов в текущий момент

    Утренний Соловей #24



    Последний раз редактировалось stardok; 10.07.2020 в 12:18.
    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  3. #683
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Л. Шлосберг - То есть государство сейчас хочет представить себя безгрешным вершителем чужих судеб, имеющим право на все, на лишение человека фактических политических прав. Ведь лишение свободы – это не только заключение человека в тюрьму. Когда человек не может высказаться – это лишение свободы. Не может законно участвовать в выборах и быть избранным – это тоже лишение свободы. Не может работать журналистом – это тоже лишение свободы. Ведь свобода – это не только возможность свободно перемещаться по городу и стране. Свобода – это возможность самореализоваться так, как я хочу самореализоваться в рамках закона и Конституции.

    На самом деле, мы сейчас говорим об очень тяжелых вещах. Но есть вот тоже важная мысль, которую я хочу сказать в этот момент, отталкиваясь от слов Виталия. Конституция Путина смертна. Ее сметет история. Построена Конституция, где вся система власти ориентирована на одного человека. У нас нет сейчас никакого разделения властей. Есть одна ветвь власти, один институт власти – это Путин. Судебная власть замкнута на Путина, законодательная и представительная – на Путина, исполнительная власть вообще под Путиным.

    К. Ларина - А силовики? Они разве не существуют уже отдельно?

    Л. Шлосберг - Это часть исполнительной власти. Это органы государственной власти, которые осуществляют функцию государственного насилия. Если говорить обобщенно, это не исполнительная власть в чистом виде, потому что у них не полномочия власти…

    К. Ларина - Я не про это спрашиваю, простите. Не кажется ли вам, что они работают на себя уже, а не на Путина?

    Л. Шлосберг - Нет. Силовики являются главной частью корпорации Путина. Это все управляемо. Путин не утратил никакого контроля за системой. Не нужно предполагать, что Путин – это картинка в телевизоре, а есть некий архитектор, условно, не знаю кто (Патрушев, Бастрыкин, кто угодно), который это все планирует. Да, есть ближний круг. И мы никогда не узнаем эти протоколы.

    Вот сейчас остается возможность – ничего не сожгли в архивах – изучать протоколы сталинского Политбюро. И мы с вами видим автографы сталинским карандашом красным, зеленым на расстрельных списках. И это является доказательством преступлений. А вот этот узкий неформальный круг, который не легализован никак, не оформлен… Мы никогда не узнаем протоколов этих совещаний и о чем говорилось, кто говорил. Но это, безусловно, корпорация Путина.

    Так вот, как только его правление закончится – а я думаю, что все понимают, что Путин не вечен – нам придется переучреждать государство. Эта Конституция в таком виде не сможет существовать. Никого другого на это место не поставят, такой объем полномочий не дадут. Они панически боятся того, что кто-то придет другой. Они консервируют систему, где им, как им кажется, все понятно, есть определенные правила взаимоотношений. А тот, кто считает, что эти правила взаимоотношений не такие, тот оказывается в местах лишения свободы, будучи частью системы.

    Посмотрите, как они атакуют людей, которые когда-то были частью этой системы. Они им мстят за предательство. Они же и Немцова считают предателем. Как же, бывший первый вице-премьер правительства пошел на улицу, стал оппозиционером. Вот тебе приговор!

    К. Ларина - Никита Белых вот точно так же.

    Л. Шлосберг - Никита Белых, губернатор. Михаил Касьянов, бывший премьер-министр. Как так? Ты был премьером при Путине, и ты пошел в оппозицию. Вот тебе! Они своих уничтожают.

    В. Дымарский - Леша Улюкаев.

    Л. Шлосберг - Да, министр экономики Алексей Улюкаев. Стоило только ему выдать прогноз, что России предстоит 10 лет стагнации в экономике, и вот тебе булочка с бутылочкой. Все, пожалуйста. То есть система по отношению к своим действует полностью беспредельно. Очень важно быть последовательным. Вот всем тем, кто сейчас работает в политической оппозиции, прямо через эту передачу хочу сказать: люди, не теряйте лицо, не сдавайте свою позицию, не опускайте руки, не идите на компромиссы с дьяволом, потому что это потом будет еще хуже и тяжелее, нежели сейчас вытерпеть и выдержат свою позицию. Это очень важно понимать. Очень важно.

    Полностью



    - - - Добавлено - - -



    О будущей российской Конституции. Беседа Дмитрия Болдырева, Валерия Соловья и Александра Краснова


    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  4. #684
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Обнуление или деление. Как сломать «русскую матрицу» и оживить Конституцию?

    Русские европейцы — точнее то, что от них осталось после почти сорока лет блуждания России по пустыне посткоммунизма, — переживают глубокий посттравматический конституционный шок. Уже задолго до голосования о внесении правок в Конституцию было понятно, что все будет организовано очень жестко и цинично, потому что стесняться власти больше некого, а хитрить незачем. Но все равно остатки гражданского общества к такому «жесткачу» психологически оказались не готовы. Сейчас по всей Руси великой слышен либеральный «плач Ярославны» по убиенной ельцинской Конституции. Парадокс ситуации, однако, состоит в том, что конституционная реформа в России действительно была и остается жизненно необходимой. Просто совсем другая, чем та, которую затеял Кремль.

    Конституция с ограниченными возможностями

    Действующая российская Конституция нуждалась в ремонте (поправках) с момента своего появления на свет. Она изначально была «дефективной» или, выражаясь политкорректно, родилась «с ограниченными возможностями». Врожденные политико-правовые изъяны действующей Конституции сделали конституционный порядок посткоммунистической России уязвимым. Устранять эти уязвимости необходимо было немедленно, «не дожидаясь перитонитов», но они устраивали всех сменявших друг друга властителей — сначала Ельцина, а потом и Путина. В конце концов политический перитонит и случился. Теперь вот без конституционной реанимации не обойтись.

    Поправки поправками, но надо все же прямо и честно признать, что они легли на подготовленную конституционную почву. Именно последствия «родовых травм» ельцинской Конституции позволили позднее ограничить гражданские права, провести операции «преемник один» и «преемник два», схлопнуть федерализм и самоуправление до пустой формальности, кастрировать избирательную систему, превратить Совет Федерации в конституционное чучело, и уж вспомнить неприлично, что сделать с Конституционным судом. Все это стало возможным благодаря тому, что в третьей главе Конституции, определяющей полномочия президента, был грубейшим образом порушен принцип разделения властей, воспетый в ее первых двух главах.

    Президент России именно в соответствии с оригинальным текстом Конституции, а вовсе не благодаря путинским поправкам, был поставлен над разделением властей, а значит, и над самой Конституцией. Она с самого первого дня предоставила ему фактически такую же обширную власть, которой до этого обладали только русские императоры и советские генеральные секретари. И, кстати, оба первых президента (по понятным причинам я не включаю Дмитрия Медведева в число полновластных правителей посткоммунистической России, поскольку он таковым никогда не был) не преминули от души возможностью этой необъятной властью злоупотребить. Жизнь задолго до официального «обнуления» сама внесла правку в эту Конституцию, выхолостив все ее либеральные принципы. Та конституционная вакханалия, свидетелями которой мы были между январем и июлем текущего года, была лишь завершающим актом конституционной некрофилии. Поправки терзали уже давно мертвое конституционное тело.

    Когда Путину понадобилось, наконец, устранить последний либеральный рудимент, мешавший ему создать государство его мечты, — а именно, кастрировать мутное и нечленораздельное упоминание о двух дозволенных сроках президентства (которое и так уже почти утратило смысл после надругательства 2012 года), — он решил заодно привести официальную Конституцию России в соответствие с ее понятийной конституцией, которая уже много лет является в России основным законом. Я, в общем, давно предвидя такой поворот событий, издал эту «Понятийную конституцию» отдельной брошюрой, чтобы люди, голосуя, могли сравнить обе версии, но карантин помешал мне продвинуть этот безусловно более честный альтернативный конституционный проект в массы.

    Двуликий Янус верховной власти

    Сейчас, на мой взгляд, чересчур много внимания сосредоточено на «обнулении» злосчастных президентских сроков и на том, что Путин якобы таким образом обеспечил себе возможность пожизненного правления. Пожизненное или нет, покажет только сама жизнь, а вот то, что отнюдь не упоминание сроков в Конституции его ограничивало, — это наверняка. В общем ему все равно, что там написано. Он правит по понятиям, а не по Конституции. Путин сейчас сосредоточил в своих руках невероятную фактическую власть и поэтому может позволить себе поменять Конституцию, а не наоборот. Но изначально ему помогло сосредоточить эту невероятную власть в своих руках именно то, что он получил по наследству от Ельцина ущербную Конституцию. Поэтому операция, которую все ошибочно называют «обнулением», на самом деле является «приумножением». Путин, конечно, удвоил полученный им от предшественника «политический капитал», но отнюдь не он его создал.

    Соответственно, целью настоящей, а не фейковой конституционной реформы должно было бы быть не «обнуление» (оно же — «умножение»), а «деление». Надо достать президента России из «конституционного космоса» (астрала), в котором он завис как известный литературный герой Василия Аксенова, и вписать его наряду с другими институтами в общую схему разделения властей. Эта цель ясна как «капитан очевидность». Проблема только в том, что все предыдущие попытки разделить верховную власть в России «цивилизованным путем» заканчивались оглушительным провалом. В своей статье в «Новой газете» я постарался теоретически объяснить, почему так происходит, — кому важны подробности, может найти их там. Сейчас же я ограничусь лишь практической стороной дела.

    Полагаю, что «цивилизованные» способы внедрить европейское разделение властей в России проваливались отчасти потому, что Россия — это немного другая Европа. Здесь процесс десакрализации государственной власти, то есть ее демифологизации и демистификации, еще далек от завершения. Точнее, он застрял на полпути. Если отношение к власти в целом у русского человека давно уже является утилитарным и рациональным (даже с ярко выраженным анархистским уклоном), то отношение большинства населения к личности верховного правителя остается почти религиозным. Он иррационально воспринимается одновременно и как воплощение всей вертикали русской власти, и как отделенная от нее и даже противопоставленная ей самостоятельная фигура — отдельная ветвь власти, состоящая из одного лица. Это задает совершенно другую систему политических координат для России, чем в остальной Европе.

    Не совсем правильно утверждать, что в России нет разделения властей. Его здесь нет в европейском понимании этого слова. Однако некоторое подобие разделения властей в России существует, причем достаточно давно — я бы сказал, что приблизительно с тех же самых пор, что и в остальной Европе. Вообще, многие политические и экономические процессы в этих парных цивилизациях протекали параллельно, но не полностью совпадали по содержанию и форме. Власть в России, прежде всего, разделена на «верховную», воплощением которой является сам правитель, как бы он ни назывался (царь, император, генсек или президент), и «регулярную», воплощением которой является гигантская русская бюрократическая машина. А вот разделение ее на исполнительную, законодательную и судебную пока существует только на бумаге, хотя и конституционной.

    В представлениях массы верховный правитель России, которым на данном историческом этапе является президент, — это, с одной стороны, «начальник всех начальников», а с другой стороны — «защитник от всех начальников». Можно сказать, что страной всегда правил «вечный варяг» — призванный на царство чужак, который компенсирует неспособность населения управиться с собственными «эффективными менеджерами». Это часть «русской матрицы».

    Именно последнее обстоятельство всегда препятствовало внедрению в России «европейской» схемы разделения властей. Как правило, попытки «западников» наложить такое разделение поверх «русской матрицы» заканчивались неудачей. «Русская матрица» прорастала сквозь любую, наброшенную на нее западную вуаль, будь то коммунизм или либерализм. На выходе в России всегда получалось самодержавие.

    Самодержавие как наркотик

    Понятно, что если мы всерьез хотим покончить с самодержавием в России, то мы должны ломать «русскую матрицу» через колено, иначе она переварит любую навязанную ей извне модель разделения властей в политический перегной и не допустит разворота в сторону демократии. Поскольку в основании этой матрицы лежит сакральность верховной власти, то против последней в первую очередь и должны быть приняты «меры конституционного сдерживания».

    Западный опыт, к сожалению, здесь может быть полезен лишь отчасти. Там в анамнезе не было вообще такой проблемы, так как демистификация власти случилась достаточно быстро и равномерно. Поэтому опробованные на Западе решения не очень эффективны в российских условиях. Мы должны смириться с тем, что России придется идти по целине хотя бы часть пути, чтобы найти лекарство, адекватное диагнозу, потому что, как справедливо заметил Солженицын, нельзя свою болезнь лечить чужим здоровьем.

    Но почему все-таки нельзя просто взять и отменить власть верховного правителя и вместо нее внедрить «простые и понятные» западноевропейские понятия о власти? Отменить можно — именно так поступили в 1917 и затем в 1991 годах — но ничего хорошего из этого по прошествии времени не получается, потому что русская масса по привычке продолжает искать сакральную фигуру правителя-заступника и, не найдя ее на привычном месте, довольно быстро сооружает ей замену из подручных средств.

    В начале XX века под рукой были большевики, а в начале XXI удачно подвернулись силовики с примесью криминала. Нет никаких оснований полагать, что в следующий раз будет как-то иначе. По законам диалектики Россия активно готовится возвести на трон самодержавия национал-большевизм, который придет на смену путинизму, исторический горизонт которого весьма ограничен. Придется сильно постараться, чтобы этот сценарий не реализовался. Он как раз легче всего вписывается в ландшафт русской истории.

    Получается, что для того, чтобы вырваться из этого замкнутого круга, надо как-то «обмануть» русскую историю, которая сама по себе вовсе не спешит выбираться из наезженной колеи. Привычка к самодержавию — это своего рода тяжелый политический наркотик. Для того, чтобы снять наркомана с героина, его пересаживают вначале на более безопасный метадон, не создающий устойчивой зависимости. Чтобы избежать «политической ломки» (именуемой в России издревле «смутой»), русскую массу, соответственно, надо на некоторое время пересадить на «вакцинированную» (ослабленную) версию самодержавия — на самодержавие-лайт, от которого потом плавно уйти на следующем этапе реформ. Для этого сакральную верховную власть, надо «расщепить», то есть перераспределить сакральность между, как минимум, двумя конкурирующими персонализированными центрами власти. Это ослабит негативное влияние «привычки к самодержавию» на политическую жизнь в России.

    Конечно, в идеале желательно, чтобы наркоман просто взял и перестал быть наркоманом, а стал «нормальным» человеком. Но все, кто понимает, что наркомания — не просто порок, а тяжелая болезнь, согласны с тем, что такие сценарии в жизни реализуются крайне редко. Самодержавность — это сильная исторически и культурно обусловленная зависимость, от которой, как показывает политический опыт России последних ста лет, невозможно избавиться в одночасье одним волевым усилием. Но, возможно, от этой зависимости удастся избавиться поэтапно, аккуратно выходя из этого состояния в течение достаточно продолжительного «переходного» исторического периода. Конституционное «расщепление» русской верховной власти на два политических центра силы, по моему мнению, должно стать не единственным, конечно, но очень важным шагом на этом пути.
    Последний раз редактировалось stardok; 12.07.2020 в 16:32.
    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  5. #685
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Игла самодержавного бессмертия

    Есть старый советский анекдот о работяге, который воровал детали на заводе детских колясок. Что бы он потом с ними дома ни делал, у него всегда после сборки получался автомат Калашникова. Так и с русской властью — какую бы политическую конструкцию русские «западники» не попытались вынести с «европейского конвейера», после «русской сборки» верховный правитель России тут же обрастал «культом личности» и становился сакральной фигурой. Есть Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Ельцин, Путин (ненужное зачеркните) — есть Россия, нет их — не будет России. «Культ личности» — это не о Сталине и сталинизме, а о России и «русской матрице». Никакое длительное и стабильное правление в России до сих пор не обходилось без этого пресловутого культа и для этого были веские исторические основания.

    В общем, «культ личности» является своего рода подушкой безопасности русского самодержавия. Опираясь на этот феномен, природа которого всегда имеет скрытый религиозный подтекст, правители России, какую бы формальную должность они не занимали, устанавливали прямую, персональную и очень устойчивую связь с массами, фактически выключая элиты из политического процесса и превращая их в исторических статистов.

    Пресловутая «силовая вертикаль» — предмет постоянных забот любого русского правителя — является лишь оберточной бумагой для самодержавной власти, держащейся, в первую очередь, именно на «культе личности» вождя. Другое дело, что его обоснование может быть как откровенно религиозным, так и псевдосветским (идеологическим). Правитель может быть дан от Бога, а может быть верховным жрецом коммунизма — разница не так велика, как кажется.

    Культ личности — это игла бессмертия русского самодержавия.
    То, что у всех сегодня на слуху, вся эта репрессивная махина, которая давит на общество физически, — это только «яйцо», в котором спрятана «игла» бессмертия самодержавного Кащея. Самым репрессивным институтом русского самодержавия в этом смысле является вовсе не ФСБ или Росгвардия, а «Первый канал» и «Russia Today». Чтобы избавиться от самодержавия, мало разбить яйцо (это время от времени русский народ делает — например, как в уже упомянутых 1917 и 1991 годах прошлого столетия), нужно сломать иглу.

    Безусловно, самый простой способ избавиться от культа личности — это убрать вообще личность из политики и оставить только институты. Перефразируя известного «инженера человеческих душ», можно сказать: нет личности, нет и проблемы ее культа. Собственно, все русские «западники» инстинктивно идут именно по этому пути, стремясь избавить Россию от вождизма при помощи «европейских» конституционных реформ. Но, каждый раз, когда им кажется, что они уже близки к успеху, потерявшая привычные ориентиры масса сначала впадает в «ересь смуты», а потом лихорадочно начинает искать замену старому вожаку и быстро находит новую кандидатуру внутри самой себя.

    Ключ к успеху конституционной реформы в русских условиях, на мой взгляд, состоит в том, чтобы найти такую «формулу власти», которая, с одной стороны, ломает хребет «культу личности» как основанию российского самодержавия, а, с другой стороны, не устраняет его мгновенно, провоцируя тем самым хаос, выход из которого возможен только через новый культ личности и новое самодержавие. Я вижу только один метод достижения этой цели — культ надо поделить на двоих.

    Как расщепить сакральность?

    Если смотреть на конституционную реформу под обозначенным углом зрения, то на первый план в ней неожиданно выходит вроде бы второстепенный вопрос о взаимоотношениях между президентом и премьер-министром. Но этот второстепенный где-то в другом месте вопрос в России в силу указанных выше причин оказывается краеугольным камнем предстоящей, рано или поздно, конституционной реформы.

    До сих пор в России либо премьер был тенью президента, либо наоборот. В советские времена до Горбачева пост президента (председателя Верховного совета) был номинальным. Верховным вождем был Генеральный секретарь правящей коммунистической партии, который иногда, как Сталин, совмещал руководство партией с прямым руководством правительством, а иногда, как Брежнев, с прямым руководством парламентом в его советском понимании. Но сути дела это не меняло. Задача конституционной реформы, которая могла бы запустить механизм исторической ликвидации самодержавия, состоит отчасти в том, чтобы сделать эти две позиции равнозначимыми политически. Причем не просто уравнять их, но и качественно «развести», отделив «статутное» управление от «оперативного» и сосредоточив их в разных руках.

    Президент должен, наконец, стать гарантом Конституции, но этим его роль, собственно, и должна быть ограничена. Все оперативное управление должно быть в полном объеме сосредоточено в руках премьера. Президент нужен не для того, чтобы управлять страной, а для того, чтобы премьер постоянно ощущал, что за его спиной стоит «политический смотрящий», готовый в любой момент выполнить функции арбитра. В общем, наконец, российский герб обретет новый современный смысл. Однако, комплекс полномочий двух «голов» русской верховной власти должен быть очень тонко настроен, чтобы они, уравновешивая друг друга, не мешали один другому полноценно действовать в рамках своей конституционной компетенции.

    Естественно, что вопрос о контроле над «человеком с ружьем», то есть над силовыми структурами, является наиважнейшим в такой стране как Россия и в первую очередь нуждается в четком урегулировании. На мой взгляд, оперативное управление всеми силовыми структурами, включая армию и ФСБ (или его конституционный аналог для России будущего) должно быть сосредоточено в руках премьера. Разделение оперативного управления силовым блоком — прямой путь к анархии, что недопустимо, так как приведет в вторичному самодержавию на следующем историческом перегоне.

    Но зато президент должен иметь очень мощный комплект конституционных полномочий в части назначения (но не отстранения от должности) руководителей силовых ведомств, а также контроля за тем, чтобы их деятельность осуществлялась в конституционных рамках. Аналогичный принцип должен быть проведен во взаимодействие с судебной властью. Полномочия по формированию судейского корпуса должны быть грамотно поделены между президентом и премьером. Президент также должен иметь достаточные полномочия, чтобы выступать арбитром между премьером и главами субъектов федерации.

    Такой подход может заставить нас пересмотреть отношение к Совету Федерации, который сегодня формально является верхней палатой парламента, а на деле — пятым колесом в системе управления Россией. При этом часть полномочий, которые было бы желательно сосредоточить в руках президента, формально отнесены сейчас к компетенции Совета Федерации. Для разрешения этой коллизии можно было бы подумать о том, чтобы действительно преобразовать Совет Федерации, пусть даже и в Госсовет (Сенат) — почему нет? При этом на самом деле можно сделать президента по должности председателем Госсовета (Сената). Получившийся в результате такого спаривания «гибридный институт» мог бы стать достойным противовесом авторитарным амбициям премьера, но при этом сам, будучи лишенным всех оперативных управленческих полномочий, не смог бы развить в себе аналогичные амбиции.

    В то же время, чтобы исключить ситуацию, когда сильный президент подомнет под себя премьера «по понятиям», последнего надо подпереть парламентским большинством в нижней палате парламента. Логично, если премьер будет лидером партии парламентского большинства или правящей коалиции и соответственно будет иметь возможность всегда опираться на поддержку Государственной думы в своих отношениях с президентом. По этой же причине конструирование избирательной системы должно тогда быть осуществлено таким образом, чтобы она способствовала формированию устойчивого парламентского большинства, потому что парламентская чехарда существенно ослабит стабильность власти.

    Время политики

    Предлагаемая модель, наверное, является одним из десятков, если не сотен возможных способов решения обозначенной конституционной дилеммы и ее необходимо воспринимать не как догму, а как иллюстрацию, позволяющую лучше понять главное — общее направление движения той конституционной реформы, в которой действительно остро нуждается Россия. Это направление на расщепление культа верховной власти, ломку «русской матрицы», внутри которой фигура верховного правителя всегда приобретает сакральные очертания. Если кто-то предложит лучший способ решения проблемы, чем тот, который я описал, я с радостью его поддержу. Ограничение одно — это решение должно быть сбалансированным с точки зрения имеющейся культурной и исторической традиции и не провоцировать анархию, единственной практической альтернативой которой будет новая версия русского самодержавия.

    Привлекательность предлагаемой мною модели, на мой взгляд, состоит в том, что она впервые в русской истории способствовала бы формированию политического поля (политических отношений) в России в точном смысле этого слова. И это поле было бы как раз очерчено рамками институциональных (а не понятийных) отношений между президентом и премьером, то есть между гарантом Конституции и лидером правящего большинства, сосредоточившего в своих руках всю полноту оперативного управления страной. Вокруг этой оси можно выстроить и все другие отношения и, в первую очередь, отношения между центром и регионами. Но это, безусловно, тема отдельного большого разговора.

    Так или иначе, движение в этом направлении, смещение не в сторону «обнуления» сроков, а в сторону «деления» полномочиями, было бы серьезным прогрессом по отношению к сегодняшнему состоянию дел вне зависимости от того, кто бы ситуационно олицетворял это движение. Да хоть бы и сам Путин. К сожалению, именно неспособность и неготовность Путина двигаться в этом направлении (точнее — ясно выраженное желание двигаться в прямо противоположную сторону), а вовсе не его стремление удержаться у власти пожизненно, делает его тормозом исторического прогресса в России. Ли Кван Ю правил Сингапуром долго, но не это ставится ему в зачет. Важны не сроки пребывания у власти, а итоги. Судя по тому, какая стратегия конституционного развития была выбрана для России ее нынешними правителями, итоги эти будут весьма печальными вне зависимости от сроков. Тем важнее заранее, «на берегу» договориться о том, куда поплывет Россия, когда эпоха путинизма останется позади. Это тем более важно, что чем дольше она будет продолжаться, тем меньше у гражданского общества и демократических сил будет времени на раскачку.

    Владимир Пастухов
    политолог, научный сотрудник
    University College of London



    Последний раз редактировалось stardok; 15.07.2020 в 12:03.
    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  6. #686
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    В.Соловей - Понимаете, в России прекратила существование Конституция. То, что нам сейчас под видом Конституции предлагают, на самом деле это фикция. Более того, произошла еще более серьезная вещь: в России закончила существование первая Российская республика. Та Российская республика, которая формировалась в начале 90-х годов, которая связана с крушением Советского Союза, с принятием Конституции 93-го года, которая принималась в полном смысле под аккомпанемент танковых выстрелов, — всё, ёё больше нет.

    М.Курников - Это хорошая новость или плохая?

    В.Соловей - Это факт. Это фундаментальный факт. Мы сейчас находимся в стадии перехода между одним циклом российской истории и другим. Этот переход будет болезненным, надо отдавать себе в этом отчет. Но этот переход закончится в результате полного крушения этой политической системы и глубокого государственного кризиса. Мы переживем кризис — мы в него уже вступаем, — который будет по масштабам сопоставим с кризисом 91-го, начала 92-го годов. Он будет для России более болезненным даже, чем тот кризис.

    М.Курников - Когда вы говорите кризис, вы имеете в виду в первую очередь экономику или, в том числе…

    В.Соловей - В первую очередь уже политику и госуправления. Экономика сама по себе это чрезвычайно серьезная проблема, но это, я бы сказал, самоочевидная вещь. Гораздо важнее то, что будет происходить в сфере политики, госуправления и то, что заблокирует любую возможность экономического восстановления. И мы это осенью уже увидим. Собственно говоря, мы уже сейчас это начинаем видеть.

    М.Курников - А почему вы говорите — осенью? Осенью, потому что какой-то новый пик заболеваемости или потому что осенью выборы региональные — почему осенью?

    В.Соловей - И первое, второе и третье, можете добавить и четвертое. Потому что готовится ряд решений власти, в том числе связанный с внешней политикой. И потому что возможность управления страной уменьшается. И потому что сама власть считает, что очень велика вероятность политических и социальных протестов. И те шаги, которые они предпринимают сейчас, они их предпринимают как превентивные для того, чтобы ликвидировать точки кристаллизации протеста, чтобы путем дисциплинарного воздействия — это называется «дисциплинарные меры» — добиться покорности от общества. Это вряд ли сработает, с моей точки зрения. Но власть говорит: «Ведь раньше срабатывало. Давайте попробуем».

    Но если она прибегает к таким инструментам, это означает, что все инструменты, которые она использовала до того — рейтинг президента, пропаганда, триумф от внешнеполитических побед, какие-то экономические и социальные подачки — всё это перестало работать. Можно ли усидеть на штыках, тем более таких сомнительных, как штыки Росгвардии, которые в Хабаровске просто исчезли? Я очень сомневаюсь.

    М.Курников - Почему сразу на штыках. Трутнев поехал, можно сказать, протянул руку переговоров, можно сказать, населению. Нет?

    В.Соловей - Это естественно. А что еще ему остается делать? Если вы не можете подавить, вы предлагаете вести переговоры. Хотя с этого надо было начинать в первый день. Когда там люди вышли на площадь, надо было им в первый день ехать, объяснить. Это первое.

    Второе: Трутнев, естественно, пытается сохранить себя в обойме федеральных чиновников, хотя, насколько я знаю, ему это уже не грозит. Как там: участь его предрешена, дни его сочтены.

    М.Курников - Почему вы делаете такой вывод? Или это знание?

    В.Соловей - Это предположение, которое основывается на том, как всю эту ситуацию воспринимает Кремль. Поскольку не может же, допустим, быть Путин виноват в том, что произошло, правильно? Кто несет ответственность? Давайте — кто несет ответственность? Трутнев, полпред. Недосмотрел, допустил, проворонил. Он и будет наказан.

    М.Курников - А до сих пор эта схема работает: царь хороший — бояре плохие?

    В.Соловей - Нет, это на самом деле по-другому работает. Вождь не может ошибаться. Ошибаться могут и плохо работать только чиновники, а вождь никогда не ошибается.

    М.Курников - Это с точки зрения вождя.

    В.Соловей - Естественно.

    М.Курников - А с точки зрения населения?

    В.Соловей - А с точки зрения населения это уже выглядит иначе. Первоисточник зла — это очень важно, это происходит с 19-го года, с 18-го года — они смещают с бояр, неких чиновников на президента. Это очень важно. Это качественный сдвиг. Это социология показывает.

    М.Курников - Я почему это еще об этом спрашиваю. Меня удивило сегодня заявление руководителя Россотрудничества господина Примакова, который сказал, что ясно, что внешнюю политику нашей страны определяет президент.

    В.Соловей - Это соответствует действительности, но это очень, я бы сказал, недипломатичное высказывание.

    М.Курников - Мне стало обидно за МИД за наш.

    В.Соловей - Наверное, любому здравомыслящему человеку становится… Но одновременно это форма лести. Да и Путин сам говорил, что у нас президент за всё отвечает. Вы помните, он в прямом смысле эту фразу произнес и что-то похожее произносил. Это в каком-то смысле констатация. Но, соответственно, ты тогда отвечаешь за все беды и провалы, не только за успехи и достижения. И отделить себя от этих провалов ты уже не можешь. Сейчас президент России себя отделить уже не в состоянии, не получается.

    М.Курников - Тогда, как это скажется на выборах? Или опять никак?

    В.Соловей - Прекрасная мысль — как это скажется на выборах. Выборы хотят проводить в виде голосования, во-первых. Во-вторых, проводить в декабре этого года, если речь идет об общенациональных выборах в Государственную думу. И хотят проводить их с триумфальным успехом «Единой России». Вот есть такой замысел А что в результате получится… Ну, я очень сомневаюсь, что будут эти задачи выполнены.

    М.Курников - Опять же способов много, я думаю, что политологически мы не самая отсталая в этом смысле страна, правда?

    В.Соловей - А это уже не политтехнология, это просто наглое очковтирательство. Вам изощряться уже не надо. Это просто ложь, ложь и наглая ложь. Больше ничего.

    М.Курников - В 11-м году это закончилось большими протестами.

    В.Соловей - В этот раз протесты будут гораздо более серьезными. Они будут связаны не только с выборами (или голосованием), они будут вызваны еще рядом факторов. И они будут качественно отличаться от протестов 11-го, 12-го годов. Потому что костяк в тех протестах составили так называемые хипстеры или, как Путин их назвал, «бандерлоги».

    М.Курников - Креативный класс.

    В.Соловей - Это креативный класс. А сейчас посмотрите, кто в Хабаровске вышел. Это глубинный народ России.

    М.Курников - Тот самый.

    В.Соловей - Этот тот самый глубинный народ, который изменил свою милость президенту на гнев. И он начинает всё сильнее гневаться.

    Полностью


    Последний раз редактировалось stardok; 14.07.2020 в 16:07.
    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  7. #687
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    М.Майерс - Собственно, знаете, новости — это прекрасно, но я не могу вас не спросить, потому что я слежу внимательно за вашей аналитикой. Вы опубликовали статью, которая называется: «Сломать «матрицу» Путина. В России наступает время другой политики». И, по-моему, вы первый человек, который настаивает, что политика другая. Потому что практически все, с кем мне довелось общаться, настаивают на том, что, в общем, мало что поменялось или, так скажем, мало что поменялось в лучшую сторону. Не могли бы вы пояснить свою мысль, где смена эпох?

    В.Пастухов - Во-первых, мы отплыли от берега и находимся в свободном плавании.

    М.Майерс - Ключевое слово «свободное».

    В.Пастухов - Абсолютно свободное. Потому что свобода, она не сразу становится узнаваемой. Сначала она выглядит как полная несвобода. Но, видимо, полная несвобода является всегда предвестником свободы.

    Знаете, в чем соль этих поправок? В этом, что это такой продукт, который полностью портит весь суп.
    Что дело не в том, что у нас был некий набор поправок, они были неконституционными, до этого были поправки, которые были спорно конституционными. Собственно говоря, эта Конституция все 20 лет при Владимире Владимировиче Путине переживала серию контрреволюционных контрреформ.

    Началось с того, что сначала у нас Совет Федерации перестал быть выборным. Потом у нас стали меняться правила выборов губернаторов. Потом у нас стало сужаться местное самоуправление. Потом у нас стали удлиняться сроки. В общем, было много разнообразных инициатив. Но тенденция, тем не менее, прослеживалась однозначная: всё меньше и меньше было возможностей для какого-то самовыражения политического у гражданского общества и всё больше возможностей у власти превращать демократию в один сплошной симулякр: партии-симулякры, институты-симулякры. То есть сплошной театр марионеток, где есть один сплошной орган — администрация президента, и у него на руках надеты разные перчатки, и он показывает демократические фокусы.


    М.Майерс - Но я правильно понимаю, что возможности этого театра, они заложены в той самой Конституции 93-го года?

    В.Пастухов - Безусловно. Это будет следующее. Но то, что произошло сейчас, это очень важно. Почему другая реальность — потому что эти поправки убили Конституцию.

    М.Майерс - Но по вашей статье, судя по вашей логике, я так понимаю, она и так была полумертвым каким-то образованием уже. Симулякром была на тот момент, когда в нее уже поправки не внесли.

    В.Пастухов - Она была инвалидом или, как я политкорректно называл «Конституция с ограниченными возможностями». В ней было одно уязвимое место. Это уязвимое место — 3-я глава Конституции и связанные с ней главы, которые описывают, как именно устроена Российская власть. И проблема в том, что мы отчасти были жертвами наших романтических представлений о том, что такое Конституция и конституционализм, с которыми мы вышли из перестроечного периода. Мы полагали, что конституционализм — это умение закрепить как можно больше свобод.

    И, действительно, я думаю, что мы поставили рекорд. Потому что в части прописывания всякого рода свобод, прав, гарантий наша Конституция не имеет себе равных. Но жизнь показала, что вообще-то исторически Конституция — это не совсем об этом. Конституция — это не о том, сколько у тебя прав, и вообще во многих демократических странах мира, собственно говоря, не так многословно расписаны права и свободы общества и отдельного человека.

    А Конституция — это о том, как ограничить Левиафана, как ограничить этого страшного монстра. Потому что, что бы ты ни написал, если подрастет этот монстр под названием государство, Левиафан, он съест всё, что ты написал вместе с тобой.

    И поэтому конституционализм, в конечном счете, примитивно и прагматично сводится к задаче: как ослабить государство? Вот так цинично: как ослабить государство? Как сделать государство относительно сильным. То есть достаточно сильным, чтобы оно поддерживало в обществе порядок, но недостаточно сильным, чтобы оно было в состоянии сожрать это общество.

    И умные люди, жившие в Европе много-много столетий назад как Локк, Монтескье и многие другие, они придумали способ, как вакцинировать власть. То есть вот, собственно говоря, наверное, параллельно шло изобретение вакцины от всяких зараз и изобретение социально-политической вакцины от такой заразы, как власть.

    Они придумали, что если подрезать немного эту власть, сверху ее расщепить — это всё искусственно, потому что в жизни такого не бывает, — искусственно отделить ее части друг от друга, направить их друг против друга, устроить такую сложную систему отношений между ними, то им будет, чем заняться между собой, и они будут не в состоянии сожрать общество.

    М.Майерс - Но вы имеете в виду принцип разделения властей.

    В.Пастухов - Я имею в виду принцип разделения властей, совершенно верно.

    М.Майерс - Или какие-то уже, может быть, более изящные конструкции требуются в XXI веке?

    В.Пастухов - Вы знаете, я консерватор. Не надо изобретать нового, давайте попробуем выжать максимум из хорошо опробованного старого.

    М.Майерс - Подождите. Но у нас принцип разделения властей разве не зафиксирован в Конституции?

    В.Пастухов - Вот, прекрасно. Он у нас зафиксирован как идея, то есть у нас есть идея, что у нас есть разделение властей. А потом мы написали в Конституции 93-го года замечательную 3-ю главу, в которой взяли принцип разделения властей, а потом подумали и поверх этого разделения властей сверху поместили президента.

    Это мне напоминает — первая моя ассоциация, — помните, знаменитый разговор Воланда по поводу доказательств отсутствия бога, что Кант уничтожил все пять существовавших принципов, почему бога нет и создал свой, шестой. Так и мы. Мы прописали в Конституции всё, что надо было написать правильного, как школьники, о разделении властей, после чего взяли и поместили президента, который не вписывается ни в какое разделение властей, у которого абсолютно самодержавные полномочия, который просто нависает над властью и обществом, как огромный камень. И, собственно говоря, если камень нависает над сценой — пользуясь известным выражением, — то рано или поздно он должен был упасть и придавить актеров на этой сцене.

    М.Майерс - А подождите, нас это 30 лет не волновало? То есть мы тут собрались… я тут собралась вместе с вами и нашими уважаемыми слушателями, чтобы ругать Путина за поправки, а оказывается, нам надо ругать, соответственно, всю группу рабочую по Конституции за то, что они заложили в 93-м году?

    В.Пастухов - Я должен сказать, что вы нашли очень в данном случае понимающего вас собеседника. Я с 93-го года похоронил слово «демократия» для России. Для меня демократический путь развития России закончился в 93-м.

    М.Майерс - А начался в 91-м, то есть ненадолго вас хватило.

    В.Пастухов - У России был легкий вздох в районе 89-го года. Я считаю, что в 91-м уже все было практически закончено. У нас было два года реальной свободы между 89-м и 91-м. Дальше всё казалось очень искристо, как китайский фейерверк, но это уже были похороны, а не день рождения.

    Но тут меня себя не в чем упрекнуть. Я приблизительно так это воспринял сразу. И в общем, я 30 лет жил в ожидании, когда камень рухнет, поэтому для меня ничего нового не произошло. И я в целом не рассматриваю режим Владимира Путина как что-то качественно новое по отношению к 90-м. Это просто на смену неорганизованному насилию пришло лучше организованное насилие. Кому-то это нравится больше, кому-то меньше, но это неразрывные вещи.

    Те, кто сегодня пытается с разных сторон по разным причинам оторвать 90-е годы от сегодняшний реалий — кто-то, потому что он противопоставляет их как хорошие времена нынешнему режиму, а кто-то, наоборот, говорит, что нет, это были ужасные времена, они ничего общего с нами не имеют, — не правы ни те, ни другие. Мы сегодня живем в рамках единого периода.

    Этот единый период, его как бы общие черты были закреплены вот той самой порочной, с моей точки зрения, Конституцией, у которой был очень существенный изъян. В ней были очень хорошие вещи, в ней были гениальные идеи, у нее были замечательные отцы-основатели, которые очень много сделали для развития конституционной идеи в России. Но, к сожалению, они проиграли войну тогдашней номенклатурно-демократической бюрократии, которая подкроила в 93-м году этот документ под себя и в общем и целом закрепила ту конфигурацию власти, которая при одной персоналии выглядело мягко, как при Ельцине в 90-е, а при другой персоналии показало весь своей потенциал, полный сил.

    Таким образом, у нас есть одна сейчас задача. Когда мы все поправки приняли, общество эту войну проиграло, ну и бог с ним. Проиграло и проиграло, нельзя на этом циклиться. Нам надо подумать, как дальше жить. И нам история как бы расчищает, упрощает задачу. То есть понятно, что можно, конечно, бить себя, у кого эластичность организма позволяет, бить себя пяткой в грудь (я не смогу, потому что меня в больницу потом повезут после этого)…

    М.Майерс - Чужой пяткой разве.

    В.Пастухов - Чужой пяткой, да. Можно кричать, что украли свободу, но я человек практичный. Этими криками ничему не поможешь. Нужно хотя бы понять, куда двигаться. И с моей точки зрения ключевой вопрос — это как грамотно растворить этот камень в виде нашей президентской власти внутри разделения властей, не придумывая новое. А здесь возникает много проблем. Почему? Потому что это пытались сделать миллион раз, применив прекрасные европейские идеи, и это не получалось. Это не получалось потому, что оказалось, что этот камень русскому народу дорог.

    Полностью



    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  8. #688
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Кадровая политика в России будущего. Беседа Валерия Соловья, Дмитрия Болдырева и Александра Краснова





    Оскорбление, унижение, неуважение или… речевое хулиганство? // 26.07.20





    Эфир ведут Ольга Северская, Оксана Пашина. Гость: Иосиф Абрамович Стернин, профессор Воронежского государственного университета, член Гильдии лингвистов-экспертов ГЛЭДИС.

    Тема: Оскорбление, унижение, неуважение или… речевое хулиганство? Еще раз о чести и достоинстве граждан РФ.
    Последний раз редактировалось stardok; 26.07.2020 в 12:55.
    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  9. #689
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Утренний Соловей #26 - О чувстве юмора в нашей жизни

    1 авг. 2020 г.


    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

  10. #690
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    14,732
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Как нам обустроить Россию?

    Экономист Сергей Гуриев отвечает на вопросы зрителей.






    03:20 Начало
    04:12 Орг вопросы

    06:00 О канале Сергея Гуриева
    https://www.youtube.com/channel/UCZ-...guJvwj6sxgF-6A

    13:50 Будущее российского экономического образования
    15:29 Переход России в европейскую страну, возможна ли мирная передача власти. К какой европейской стране Россия ближе всего
    17:38 БОД - плюсы, минусы и вероятность реализации
    22:34 Окончание эры нефти и газа. Как это отразится на России?
    24:56 Как будет развиваться Россия?

    27:06 Предложение и пожелание
    28:20 Госзакупки и коррупция. Как проходят тендеры в других странах
    30:00 Россия была технологическим лидером в 60-е годы?
    31:58 Когда можно ожидать восстановления экономики
    34:00 Возможно развитие экономики при олигархате?
    35:00 Предложения по формату на канале Сергея
    37:50 Почему ЕС не создают возможности для переезда и покупки недвижимости средним классом?
    39:27 Каким и в каком объеме должно быть вмешательство государства
    41:31 Политэкономия - это наука?
    44:58 Идеи Карла Маркса

    Об ошибках Маркса (за ссылку спасибо Leonid Krizhanovskiy) https://www.aeaweb.org/articles?id=10.1257/jep.29.1.3
    47:35 Как организовать разделение властей?
    49:53 Материалы по экономике
    https://www.core-econ.org/
    51:09 Откуда появляется безработица
    54:33 Криптовалюта и её перспективы
    56:35 Австрийская экономическая школа
    58:15 Приятно говорить не о экономике? Играете в игры? Спорт? Кошки или собаки
    1:00:15 Эффективность БОД и есть ли подтвержденный эксперимент
    1:01:41 Книги по экономике
    1) Жан Тироль: Экономика для общего блага
    2) Дэни Родрик: Экономика решает. Сила и слабость "мрачной науки"
    1:04:11 Как на экономический рост влияет толерантность
    1:06:22 Философия и экономика
    Камю: Чума
    Сериал - The good place
    1:08:17 Как повысить эффективность госзакупок
    1:10:56 Как решать проблему с идеологизацией гуманитарных наук
    1:13:52 Какие будут итоги противостояния США с Китаем
    1:16:30 Бесплатное высшее образование и профсоюзы
    1:18:40 Что ждёт Россию, если она останется сырьевой державой
    1:20:40 Демократии живут за счёт других
    1:23:45 Инвестиции
    1:25:06 Мюзикл Гамильтон. Кого из российской истории можно было бы так обыграть
    1:25:59 Люстрации
    Николай Эппле: Неудобное прошлое
    1:27:44 Концепция обращения с природными ресурсами
    1:29:50 Зачем бюджетники платят подоходный налог?
    1:32:02 Что будет с курсом рубля, если на выборах президента Америки победит Байден

    1:33:02 Будущее IT-гигантов
    1:36:14 Судебная система
    1:37:07 Негативные стороны БОД
    1:39:16 Какой смысл в общенациональной забастовке?
    1:40:50 Открытые курсы
    1:42:06 Французский язык Сергея
    1:43:09 Проект Венера
    1:43:25 Уровень экспертизы коррелирует с выполнением предвыборных обещаний



    - - - Добавлено - - -


    Тайное мировое правительство и Кремль. Беседа Валерия Соловья с @Sasha Sotnik





    - - - Добавлено - - -


    Мировые элиты определили судьбу России. Беседа Валерия Соловья и @Максим Шевченко


    Иностранный агент - сегодня этим можно гордиться.

Страница 69 из 70 ПерваяПервая ... 19596364656667686970 ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Ответов: 37
    Последнее сообщение: 18.04.2011, 14:21

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •