63-и сутки голодовки Олега Сенцова

Старики без пенсий, молодёжь без работы


Наши министры, вероятно, впервые заглянувшие в статистику, делают для себя поразительные открытия. Вот, и министр Орешкин поделится с публикой своими изысканиями:

— Поколению, рожденному в 90-х, оказывается очень повезло — оно малочисленное и конкуренция на рынке труда для нее будет наименьшая.
— А у людей старшего поколения уровень безработицы минимальный и правительство сделает все, чтобы эта ситуация не ухудшалась.

В чем абсурд?





1. Орешкин как-то частично заглянул в статистику по безработице (см.картинку выше). Только в правую ее часть… Самая высокая безработица в стране именно у поколения 90-х и идущего за ним: среди 15-19-летних она составляет более 26%, среди 20-24-летних — 14%. Это означает, что конкуренция за рабочие места у них самая жесткая, намного сильнее, чем в других возрастных когортах. Из чего следует и то, что зарплату работодатели им явно могут недоплачивать по сравнению с другими возрастами: предложение рабочей силы сильно выше спроса… Начать трудовую деятельность в нашей стране трудно и платить несколько первых рабочих лет будут мало. Эти ребята — настоящие «везунчики», по Орешкину.

2. Чем объясняется высокая занятость предпенсионных возрастов? Все просто. Люди думают о пенсии и пытаются ее хоть немного увеличить. Ведь на пенсии каждые лишние 100 рублей — будут деньги. Спешат заработать трудовой стаж и пенсионные баллы. И работодатели этим пользуются: как правило, у людей предпенсионного возраста ниже зарплата, они нетребовательны к условиям труда и своим перспективам… Наши старики — это наши внутренние возрастные (а не пространственные) мигранты и отношение к ним у работодателей именно такое.

Не так давно глава Роструда Всеволод Вуколов заявил, что работники старшего возраста, которые останутся на рынке труда в результате планируемого повышения пенсионного возраста, станут подарком для предпринимателей. Если задуматься, то, да — конечно, подарком. Хотя звучит это предельно цинично. Может, Вуколов имел в виду что-то другое, но сказал — то, что сказал.

3. Почему-то все сосредоточились на теме предпенсионной занятости. Да, есть проблема. Ведь для этих возрастов потребуется в ближайшие 8 лет 5-8 млн рабочих мест. Но, как правило, это означает, что они будут занимать свои нынешние рабочие места на 5 (женщины — на 8) лет дольше. Каковы будут последствия затяжной занятости?

Прежде всего, это означает усиление безработицы среди молодежи и средних возрастов.

Вторая проблема — перед средними возрастами просто роняют шлагбаум: расти следующие 5-8 лет им некуда.
Как мы собираемся делать экономический прорыв, если всем руководить будут старшие возраста, люди опытные, но не склонные к риску, к поиску нового, к дерзости и смелости. Особенно это актуально для людей с высшим образованием, где возраст и болезни меньше мешают работать…

Посмотрите соцопросы. Например, Левада-центра. Максимальный протест повышение возраста выхода на пенсию вызывает не у предпенсионных возрастов, которых лишают доходов (55+ лет). А следующее за ними поколение 40-54 года — 78%. Они в полной мере ощущают себя жертвами — сознают, что их в недалеком будущем лишат дохода, а в настоящем лишат возможности роста в должностях, компетенциях, ответственности, зарплатах. Они готовы к следующему шагу, но им не дадут его сделать еще 5-8 лет…

Почему никто во власти не думает об этих проблемах?


Вот «Единая Россия» нашла как вывернутся из щекотливой ситуации — показушной заботой о тех, кого прямо сейчас лишают доходов и загоняют в кабалу к работодателям. ЕР хочет ввести понятие «предпенсионного возраста», когда людей уволить с работы будет крайне затруднительно — для этого придется ставить в известность Роструднадзор и/или проходить еще какие-то сложные и длительные процедуры… Может занятость стариков такими мерами и обеспечат, но что будет с теми поколениями, которые в самом расцвете сил — 30-40-летними?

СерпомПо