Страница 471 из 473 ПерваяПервая ... 371421461465466467468469470471472473 ПоследняяПоследняя
Показано с 4,701 по 4,710 из 4722

Тема: Россия: вчера, сегодня, завтра.

  1. #4701
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    13,154
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    И.Воробьева - ФБК, который внесли в список иностранных агентов, и, в общем, закон об иностранных агентах был давно принят и уже прошли все битвы против этого закона. И вот он начал, в том числе, на ФБК применяться так, как все предупреждали — в качестве политического инструмента. На что рассчитывают люди, которые вносят ФБК в этот реестр? Что все убегут при виде слова «иностранный агент»?

    Г.Юдин - Более-менее, да. Это часть той политики, которая наиболее явным образом в России начала реализовываться году в 13-м. Было принято некое стратегическое решение заместить всю внутреннюю политику внешней, перекодировать всю внутреннюю политику во внешнюю.

    И именно с 13-го года у нас на некоторый период пропала сама возможность оппозиции. Потому что оппозиция — это люди, которые являются гражданами своей страны, заботятся о её интересах, но при этом считают, что действующий правитель должен уйти. Вот простое определение оппозиции. На долгое время в России это просто стало запрещенным приемом. Невозможно быть оппозицией. Либо ты в России, либо ты считаешь, что правитель должен уйти. Если ты считаешь, что правитель должен уйти, ты считаешься частью внешней политики, ты являешься неким внешним агентом, который отравляет внутреннюю политику.


    В этих условиях если вы кого-то называете иностранным агентом, то вы тем самым немедленно выкидываете его из внутренней политики и встраиваете его во внешнюю. Вся проблема в том, что эта рамка работала довольно длительное время, но сейчас она перестаёт работать. Хорошо видно, что людям всё больше становится интересна внутренняя повестка, а внешняя всё меньше. В этих условиях чем больше народу вы объявляете иностранными агентами, тем более сомнительно это выглядит для большой части аудитории. Не для всей. Ещё раз напоминаю, что есть часть аудитории, которая нормально обрабатывается телевидением, и она, в общем, готова принимать такого рода логику. И для неё это важный мессидж — что они теперь ещё и иностранные агенты. Но это сужающаяся база.

    И. Воробьева - А вот вернёмся к фразе, что внутренняя политика стала больше интересовать, чем внешняя. Когда это произошло? То есть вот этот обратный переход.

    Г. Юдин - Обычно считается, что примерно с начала-середины прошлого года, после президентских выборов. Там на самом деле совпали две вещи. Их сложно аналитически отличить друг от друга. Первое — понятно, что это пенсионная ликвидация, которая просто немедленно перевела прожектор на внутреннюю историю. А вторая вещь, которую, мне кажется, тоже не стоит недооценивать, связана с тем, что довольно большое количество людей было мобилизовано голосовать за Владимира Путина на мартовских выборах. И, в общем, это делалось скорее под внутреннюю повестку, а не под внешнюю — в отличие от того, что было ранее. Если это делалось под внутреннюю повестку, то, соответственно, и ожидания были сформированы по внутренней повестке. Ну и по этим ожиданиям быстро ударили повышением пенсионного возраста. И вот эти вещи в синергии привели к тому, что…

    На самом деле такой большой социологический секрет состоит в том, что уже довольно давно, когда людей спрашивают, доверяют ли они Владимиру Путину, очень часто респонденты задают встречный вопрос: «В каком смысле — внешнем или внутреннем?». Вы этого никогда не увидите в цифрах, потому что дальше несчастный интервьюер вынужден сказать: «Не знаю». И человек думает: «Ну, наверное, скорее спрашивают про внешний». Или внешний в этот момент ему важнее. Потому что, в принципе, внешнее в повестке важнее. И он говорит: «Ну, тогда, видимо, доверяю». И по мере того, как внутреннее выдавливает внешнее, соответственно, изменяется и реакция.

    И. Воробьева - Интересно, а Владимиру Путину не стала интереснее внутренняя политика? Он всё ещё там, как вы думаете?

    Г. Юдин - Лучше у него спросить. Но признаков этого нет.

    И. Воробьева - Ну, вдруг. Мне, наверное, показалось. Возвращаемся — вернее, остаёмся в наших событиях, событиях нашей страны. Эта история, которая произошла в Саратове с убийством 9-летней девочки Лизы и с реакцией, которая произошла дальше. А дальше произошло следующее. Люди — я имею в виду, граждане — очень остро отреагировали, стали требовать хоть чего-нибудь. А депутаты смогли им предложить только вариант возвращения смертной казни. То есть получается, люди требуют хоть что-нибудь, а государство может предложите только насилие. Но есть ощущение, что и людям действительно нужно только насилие. Нет?

    Г. Юдин - Нет, конечно. Надо понимать, что Россия — это страна, в которой, в общем, живут люди, сильно изолированные друг от друга. Люди, которым не хватает понимания, в чём состоит какая-то российская коллективность. В чём состоим мы все — не каждый из нас по отдельности, а в чём состоим мы все. Поэтому Россия довольно давно находится в поиске какого-то способа обретения этой коллективности.

    Вот такой знаменитый социолог (собственно, один из основоположников социологии) Эмиль Дюркгейм говорил, что, по большому счёту, эту коллективность можно собрать двумя способами. Чисто механическим — это довольно простой способ и он отсылает к тому, что индивиды являются, если угодно, такими клонами друг друга. Они приобщаются к чему-то общему и становятся в этом просто повторениями друг друга. И более сложным образом — он называл его органическим, в котором каждый из нас играет собственную роль, и мы все составляем некоторое целое, в котором мы, в общем, понимаем, зачем мы ему нужны, а оно нужно нам. И важное различие между этими двумя типами состоит в том, что первый из них предполагает репрессивные санкции, в то время как второй тип скорее предполагает те санкции, которые восстанавливают причинённый ущерб.

    Поэтому любое заявление такого рода, любая попытка описать наказание именно как месть… Мы же не первый раз это видим, и дело не только в смертной казни. Например, когда российские депутаты пытаются бороться с коррупцией повышением сроков — это типичная репрессивная санкция. В чём состоит смысл того, что они делают? Они пытаются усилить послание, которое состоит в том, что нельзя воровать. Но российское общество — это, конечно, не общество механической солидарности в строгом смысле слова. Это не какая-то племенная структура, хотя такие элементы у нас, безусловно, тоже есть. Люди, которые это озвучивают, пытаются заигрывать с такими вещами. Они пытаются заигрывать с этой тоской, что ли, по какому-то нормальному, справедливому порядку. Просто это самый простой способ это сделать.

    Сработает ли это? Нет, в целом не сработает. Но другой способ смотреть на то же самое состоит в том, что если где-то произошло преступление, то, вообще-то говоря, мы как общество где-то недоглядели. В этом смысле каждый из нас за это отвечает. Не в смысле, что я должен немедленно каяться за то, что в Саратове убили человека, потому что у этого есть прямые виновники. Но в общем, мне имело бы смысл побеспокоиться о том, почему так получилось. Не просто сказать: «Давайте убьём этого человека». Ну, убьём мы его — и что будет дальше?

    И. Воробьева - Имеется в виду, преступника?

    Г. Юдин - Да. Ну давайте мы его убьём. И что произойдет дальше? Следующий человек не совершит? Ну, это хорошо известный аргумент в дискуссиях о смертной казни, что по тем преступлениям, за которые вводится смертная казнь, она не понижает количество преступлений. Это просто уже эмпирически проверено. Поэтому дело, конечно, не в том, что это способ снизить количество преступлений. Это скорее способ вызвать ту самую эмоциональную реакцию, что людям хочется хоть какого-то чувства, что у них есть целое, которое их защищает. Просто это можно сделать двумя способами, и у нас, конечно, выбирается более примитивный из этих двух способов: люди пытаются таким образом сделать себе небольшой политический капитал.

    И. Воробьева - А вот интересно про ответственность. Кроме всего прочего, кроме того, что люди напуганы, злы и не чувствуют себя в безопасности, они ещё не хотят брать на себя ответственность. Получается так. Я сейчас имею в виду общество, не власть. Получается, что и это тоже очень…

    Г. Юдин - Это требует некоторого переосмысления текущей ситуации. Потому что в нынешних условиях мне действительно сложно взять на себя ответственность за то, что случилось в Саратове, потому что я понимаю, что у меня, честно говоря, ноль способов прямо повлиять на ситуацию, которая произошла в Саратове. Именно поэтому чем хороша в этом смысле реальная демократия? Демократия хороша тем, что люди, в общем, чувствуют ответственность за то, что происходит. В этом смысле если где-то что-то произошло, то, видимо, я в этом тоже как-то поучаствовал, я в этом виноват. У нас часто возмущаются тем, в каких условиях, например, содержится какой-нибудь убийца где-нибудь в Норвегии. Он содержится в нормальных условиях.

    И. Воробьева - Когда говорят: ой, а что это у него там камера, телевизор…

    Г. Юдин - Да, у него камера лучше, чем у меня квартира. В чём логика? Логика состоит в том, что в этом виновен не только индивидуальной человек, который тоже виновен и, вообще-то, находится, например, на пожизненном лишении свободы. Но в этом виновны мы все. То есть с нами произошло что-то не то, и поэтому наша задача теперь состоит в том, чтобы а) подумать о том, что мы не так сделали и б) вернуть этого человека в состояние, когда он мог бы быть полноценным членом общества, не нарушая тот порядок, который для нас является правильным.

    Но это возможно только в условиях, когда мы чувствуем, что мы реально можем на что-то повлиять. В России, к сожалению… Ну, не знаю, я, или вы, или люди в Саратове — они что, реально могут повлиять на устройство правоохранительной системы в Саратове? В общем-то, нет, конечно. Поэтому эта реакция вполне естественна. Это попытка хоть как-то от безысходности хоть что-то сделать. Ну давайте, чёрт возьми, хоть смертную казнь восстановим. Ну хоть как-нибудь в это вмешаемся.

    И. Воробьева - Такое отчаяние, получается. Ещё про врачей интересно. Когда возник конфликт в НИИ Блохина, о котором много писали, мы увидели, что в некоторых других медицинских учреждениях тоже начали уходить врачи. Но при этом, в отличие от многих людей других профессий, врачи получили не только поддержку, но и довольно большое осуждение: вот, вы бросаете пациентов, как вы можете и так далее. Получается, что врачам вообще нельзя бороться за свои права?

    Г. Юдин - Это, как ни странно, вопрос, связанный с предыдущим. То, что мы видим в этих ситуациях — это такая занимающаяся профессиональная солидарность, которую врачи наконец начали показывать. Долгое время сама профессия была довольно сильно развалена, и поэтому мы знаем, что российские врачи, к сожалению, характеризуются целым рядом совершенно нелицеприятных практик — как правило коммерческих — циничных, которые, в общем, подрывают к ним доверие. Именно потому что разрушена профессиональная солидарность, разрушено понимание себя как профессии.

    Сегодня (и мне кажется, это очень здорово) эта часть начинает пересобираться. Кстати, не только в медицинской профессии, но просто медицина — это, если угодно, главная профессия. В ней профессиональная этика важнее всего — клятва Гиппократа и так далее. То, что сегодня это возникает, конечно, с непривычки может вызывать разную реакцию. Но нам нужно привыкать к тому, что у врачей есть представление о том, что они являются профессиональным сообществом. И у этого сообщества могут быть некоторые требования к окружающему их обществу, для которого они работают.

    Эти требования могут не всегда нам нравиться. Но если это требования именно профессионального сообщества, нам имеет смысл слушать, что они говорят, в отличие, скажем, от требований врача, который просто вымогает у вас деньги — вот его слушать необязательно, с ним надо просто как-то ситуативно бороться. Но если они готовы что-то сказать как профессиональное сообщество, значит, возможно, имеет смысл подумать, как так устроена ситуация, что они в ней в этот момент выставляют эти требования. Возможно, эти требования стоит услышать.

    И. Воробьева - Минута до конца. Ну и не стоит всё-таки забывать про уголовные дела, которые, в общем, пачками открывались в отношении врачей, причём спустя многие годы. Как вот «нижегородское дело». Это же, наверное, тоже сыграло свою роль.

    Г. Юдин - Да, безусловно, сыграло свою роль. Но опять, самая главная кара, которая может существовать для профессионала — это исключение из профессионального сообщества. Если у вас нет сообщества, вы начинаете швырять в них уголовными делами. Я, разумеется, не говорю, что люди не должны нести уголовную ответственность. Просто нужно понимать, что это не самый эффективный способ. Если мы имеем дело с профессионалом, то самое важное для него — это как раз профессиональная санкция, а не уголовное дело. И если мы сегодня увидим пересборку профессионального сообщества, то, конечно, и с уголовными делами всё станет гораздо проще.

    И. Воробьева - Спасибо большое! Григорий Юдин и его «Особое мнение» в эфире «Эха Москвы».

    Полностью




    Цитата Сообщение от Влад Посмотреть сообщение
    Дальше искать и опровергать ВАШУ ложь, что нельзя согласовать митинги в Москве???
    Можно.

    Когда это устраивает власти, а не когда этого хотят люди.

    И там, где это устраивает власти, а не где хотят люди.

    Цитата Сообщение от Влад Посмотреть сообщение
    ТАК ЧТО ОТКАЗАЛИСЬ ОТ СОГЛАСОВАННОЙ ЗАЯВКИ-то??????
    Наверно, потому что ее согласовали не там, где хотели организаторы.
    Последний раз редактировалось stardok; 19.10.2019 в 10:14.

  2. #4702
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    13,154
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    Цитата Сообщение от Влад Посмотреть сообщение
    Дальше искать и опровергать ВАШУ ложь, что нельзя согласовать митинги в Москве???
    И не только в Москве.

    ОТМЕНА МИТИНГА 13 ОКТЯБРЯ В НОВОКУЗНЕЦКЕ

    Друзья, у нас неприятные новости: сегодня Кемеровский областной суд вынес решение об отказе в удовлетворении иска о признании действий администрации Новокузнецка по переносу времени мероприятия незаконным, оставив в силе недавнее решение Центрального районного суда Новокузнецка. Ни тот, ни другой суд не принял во внимание ни одного доказательства с нашей стороны, коих было достаточно для победы в честном судебном процессе.

    С позиции властей и суда, 2 октября 2019 года (т.е. на 3-й день с подачи уведомления) вечером сотрудник городской администрации Владимир Клевцов (https://vk.com/klevtsov42) позвонил заявителю митинга Денису Шакину, сообщил о том, что ответ готов, сообщил о его содержании (перенос времени) и попросил подойти за физической копией, на что Денис ответил, что не может. Клевцов сообщил, что отправят почтой.

    Если бы это было правдой, то власти оказались бы правы, ведь администрация довела до сведения Дениса СОДЕРЖАНИЕ ответа в трёхдневный срок, но есть одна загвоздка — Клевцов лжёт.

    На самом деле, в разговоре не упоминалось о содержании ответа, что кардинально меняет суть дела, ведь Шакин в трёхдневный срок не был извещён об ответе. Забрать физическую копию он действительно не мог, ведь находился на экологическом форуме в Новосибирске. Клевцов под судебной присягой солгал суду, что говорил о содержании, однако не предоставил фиксацию факта телефонограммы (а по постановлению Пленума Верховного суда, он должен был это зафиксировать). У Дениса в распоряжении имеется диск с записью того самого разговора, из которого становится ясно, что сотрудник администрации сказал неправду. Суд прослушал диск, но приобщать к делу отказался, а в решении и вовсе не упомянул о нём и том, что Клевцов заявил, что сообщил суть ответа. В своём решении суд постановил, что Денис якобы уклонялся от ответа.

    В областном суде Денис вновь ходатайствовал о приобщении записи, а помимо этого предоставил в доказательство того, что был не в Новокузнецке, бронь из новосибирского отеля, однако областной суд тоже проигнорировал все доводы и оставил решение в силе.

    В такой ситуации, мы не можем гарантировать безопасность участников митинга и с огромным сожалением должны сообщить, что проводить его 13 октября в назначенном месте не будем. Однако, это не означает, что мы сдались и остановимся! Мы будем предпринимать попытки согласовать митинг в Новокузнецке на другие даты, проводить пикеты и безусловно будем из принципа обжаловать решение облсуда в Верховном суде России.

    Помимо этого, активисты из Киселёвска получили согласование на проведение митинга в своём городе!

    27 ОКТЯБРЯ, 14:00
    КИСЕЛЁВСК, ПЛОЩАДЬ У ПАМЯТНИКА И.С. ЧЕРНЫХ
    МИТИНГ ПРОТИВ РАСШИРЕНИЯ УГОЛЬНЫХ РАЗРЕЗОВ

    Протестный Кузбасс
    12.10.2019


    - - - Добавлено - - -


    На Байкале снесли бюст Путина — «Гарант Конституции» не оправдал надежд местных жителей

    На острове Ольхон снесли бюст президента Владимира Путина, который установили в августе.

    Тогда жители просили помощи с несоблюдением их конституционных прав и несправедливым, как они считают, приговором главе района.

    Народ умнеет, милорд!

    Протестная Россия


    - - - Добавлено - - -




    Тюменская мэрия потратит 238 тыс. рублей на поиск американских «жучков» в лампах и холодильниках

    По условиям контракта, исполнитель должен будет проверить технику на наличие в них так называемых "американских жучков». В список проверяемой техники, помимо телефонов и компьютеров и принтеров попали: настольные лампы, точечные светильники, микроволновка, кондиционер, холодильник, компьютерные мыши и настенные часы — всего 30 наименований.

    В каких холодильниках? В розетках надо искать, желательно двумя спицами! )

    Протестная Россия


    - - - Добавлено - - -


    Районный суд Новосибирска удовлетворил прошение об УДО бывшего лидера местного отделения "Единой России" и депутата областного Заксобрания Юрия Глазычева, осужденного по делу о мошенничестве на 1 млрд рублей.

    Как сообщает "Коммерсантъ", после вынесения решения Глазычев поблагодарил судью "за конструктивное решение".

    Бывший совладелец новосибирских ГУМа и ЦУМа Юрий Глазычев обвинялся в мошенничестве с кредитом банка "Уралсиб" на почти 1 млрд руб. В декабре 2016 года его приговорили к 5 годам колонии общего режима. Отбыв половину срока, бывший политик направил в суд прошение о досрочном освобождении.

    Источник

    Мошенничество на миллиард рублей и одно сообщение в твиттере стоят одинаково - 5 лет лишения свободы.

  3. #4703
    Житель
    Регистрация
    21.01.2012
    Сообщений
    911
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 40 (сообщений: 35)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    Напьются = мнут людям машины:

    Будьте добрее, а то, как лохи!

  4. #4704
    Местный житель Аватар для More_Ичо?к
    Регистрация
    15.10.2016
    Сообщений
    1,421
    Оценил(а)
    72
    Благодарностей: 49 (сообщений: 48)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    Цитата Сообщение от Фторокласнница Посмотреть сообщение
    Напьются = мнут людям машины:

    пЬЯНЫЕ школьники они такие
    God Bless America! https://www.youtube.com/watch?v=c5BL4RNFr58
    Истина такова - Всех не вразумишь. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.(Св. Евангелие от Матфея 7:6)

  5. #4705
    Почетный старожил Аватар для Влад
    Регистрация
    25.12.2007
    Сообщений
    3,184
    Оценил(а)
    135
    Благодарностей: 44 (сообщений: 39)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    Цитата Сообщение от stardok Посмотреть сообщение
    Ни тот, ни другой суд не принял во внимание ни одного доказательства с нашей стороны, коих было достаточно для победы в честном судебном процессе.
    Цитата Сообщение от stardok Посмотреть сообщение
    ОТМЕНА МИТИНГА 13 ОКТЯБРЯ В НОВОКУЗНЕЦКЕ
    Цитата Сообщение от stardok Посмотреть сообщение
    сообщил о том, что ответ готов, сообщил о его содержании (перенос времени) и попросил подойти за физической копией, на что Денис ответил, что не может. Клевцов сообщил, что отправят почтой.
    СЦукабер, но не смог подойти?!?!?!

    Ну ЗАЯВИЛ себя ответственным на МИТИНГ..., но не смог придти за ответом???

    Пилорамы с КЕАСОЯНОМ на вас б*я*ь нет!))


    Не надоело заниматься примитивными провокациями - ИМППОТЕНТЫ хреновы?!)))

    Вам уже митинг хочется превратить, как поход в булочную,
    или в сортир?

    Заявил и собрал 10 000 человек,

    где захотел, как захотел, и когда захотел?!

    Дебилизмом перестаньте заниматься уже...
    Последний раз редактировалось Влад; 21.10.2019 в 19:05.

  6. #4706
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    13,154
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    Руководитель комиссии СПЧ по гражданскому участию в правовой реформе Тамара Морщакова вышла из совета

    Об этом она сообщила Интерфаксу. По ее словам, четкой процедуры выхода из совета нет, никаких обоснований не требуется. Морщакова объяснила, что не хочет там работать.

    Ранее сегодня президент Владимир Путин отправил в отставку главу Совета по правам человека Михаила Федотова, занимавшего это пост с 2010 года. На его место назначен председатель Общественной палаты Валерий Фадеев.

    Кроме того, из состава СПЧ исключены политолог Екатерина Шульман, глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков и профессор Высшей школы экономики Илья Шаблинский. Одновременно в его состав включены исполнительный директор «России сегодня» Кирилл Вышинский, свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова и еще несколько человек.

    Источник



    Михаил Федотов не только отправлен в отставку с поста Председателя (по достижению предельного возраста), но и исключен из состава СПЧ (где ограничения нет).

    Во как.

    Алексей Венедиктов



    Поднимем тост «за прекрасную ясность!»

    Был Совет по правам человека при диктаторе, были там хорошие люди. Их выгнали.

    Путин решил, что хватит притворяться. Теперь у нас будет другой совет по правам человека, и [имя] этого человека мы знаем.

    Г – значит «гармония».

    Спасибо Екатерине Шульман и Павлу Чикову за их попытку, конец которой был предрешён.

    Утраченные иллюзии – это хорошо.

    Дмитрий Гудков



    Конечно, руки как-то сами собой укладываются на клавиатуру, чтоб написать тут что-то в ответ на удаление Павла Чикова, Ильи Шаблинского и Екатерины Шульман, из Совета по правам человека.

    Но предмета для какого-то особенно изощренного анализа как-то и не находится. Событие наглядное, ясное, точно соответствующее логике развития событий. Непонятно, почему система должна была бы допускать дальнейшее существование этого заусенца на одном из своих волосатых пальцев. Тем более, что в последнее время заусенец стал оттопыриваться больше обычного, и зацепляться за него система стала чаще.

    Все очень просто. До тех пор, пока в пятнадцатимиллионной Москве будет находиться (причем, очень редко находиться, раз в несколько лет) только несколько тысяч человек, которые способны выразить открыто, - не обязательно публичными протестными акциями, а вот хоть как-нибудь выразить, - свое возмущение
    пытками,
    фальсификациями улик,
    работой провокаторов, подбрасывающих наркотики или сочиняющих уставы террористических организаций,
    беззаконными обысками и арестами,
    бесчинством на улицах безымянных и безномерных людей в черном с дубинками и маскам на лицах,
    оскорблениями и угрозами в адрес правозащитников, журналистов, расследователей коррупции,
    заведомо неправосудными приговорами, вынесенными по телефонному звонку,

    - до тех пор никакого реально работающего (или хотя бы разумно консультирующего) органа при российской власти не будет. Неоткуда ему там взяться и нечего ему там делать.

    Пока вы сами не защищаете свои права, ваши права будут оставаться в руках у Фадеева, Вышинского, Винокуровой, Кабанова, Горгадзе, Киркоры, Засурского, Брода, Полякова и прочих услужливых ничтожеств. Они распорядятся вашими правами в наилучшем виде - как им прикажет начальство.

    Единственное, что мне хотелось бы добавить - это выразить свое искренне уважение и солидарность тем нескольким несгибаемым и отважным людям, - в числе которых, между прочим, остаются и Тамара Морщакова, и Игорь Каляпин, и Евгений Ясин, - кому предстоит еще какое-то время пребывать среди толпы этих верноподданных лицемеров и лизоблюдов. Им будет все труднее с каждым днем.

    Сергей Пархоменко

    Тамара Морщакова не стала ждать, пока выпрут и ее.



    Столько хороших слов о себе, как сегодня, наверное, только на собственных поминках можно услышать. За тепло и поддержку спасибо каждому и от души.

    В удивительное время живем - исключили из совета при президенте, а поздравляют с освобождением, с успехом, с достижением, приходят новые друзья и подписчики в соцсети. Как будто из КПСС исключили в 1988 году (это для олдов аналогия).

    Теперь по делу.
    СПЧ, несмотря на потерю былой славы, оставался Бабой Ягой, которая почти всегда против. И поскольку поводов быть против меньше не становится, продолжал раздражать. А начальство в стране раздражение всё меньше терпит, хочется комфорта, мягкого кресла и приятных слов. Неприятных не хочется. Старая либеральная гвардия сначала потеряла пост Уполномоченного по правам человека. И вопрос не только и даже не столько в результатах и достижениях, вопрос в том, из какого теста человек, какие он ценности разделяет и какими руководствуется. Был Лукин, стала Москалькова.

    Теперь тут - был Федотов, стал Фадеев. Вроде, буквы те же, а суть иная. Илья Шаблинский, пожалуй, успешнее всего членство в Совете использовал. Писал позиции СПЧ по делам в Конституционный суд (мы с ним целую серию отработали), выходил наблюдать на выборы и на протесты, ездил в колонию к Толоконниковой (где у него мама в 1930-е в Дубравлаге сидела), выступал на встречах в Путиным. Шульман-то чего, она найдет, где своим учительским голосом очередную гадость про власть сказать.

    Мне тем более не о чем переживать. Камни в оставленный огород кидать не комильфо. При президенте 15 разных советов в конце концов. У нас в работе были и остаются все значимые для гражданских свобод дела в стране. У нас полторы сотни адвокатов в десятках регионов. Они ведут тысячу дел. Мы каждый день на страницах изданий и в судебных онлайнах. Мы выжимаем из правовых средств защиты всё, что позволяет нынешняя среда, и даже больше. Мы не про политику, мы про право. И нам далеко до предельного возраста на госслужбе.

    Павел Чиков
    адвокат


    Как говорится, Юпитер, ты сердишься... )))



    Тамара Морщакова, судья Конституционного суда в отставке, написала заявление о выходе из состава Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека.

    «Прежнего совета нет <…> Если это называется Советом по правам человека, а решать будет какие-то другие задачи, то на это, как говорят, я не подписывалась», — сказала Морщакова в ответ на вопрос, почему она решила выйти из СПЧ.

    Павел Чиков


    - - - Добавлено - - -


    Всё, свободны!

    Гора с плеч. Никаких мучительных выборов и демонстративных выходов, немедленных или отложенных. Pavel Chikov, Ilia Shablinski, мои поздравления. Остальным труднее.



    Екатерина Шульман
    политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС, специалист по проблемам законотворчества
    Последний раз редактировалось stardok; 21.10.2019 в 21:42.

  7. #4707
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    13,154
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    Дело Светланы Прокопьевой

    Цитата Сообщение от stardok Посмотреть сообщение
    «Сильное государство. Сильный президент, сильный губернатор. Страна, власть в которой принадлежит силовикам.
    Поколение, к которому принадлежал архангельский подрывник, выросло в этой атмосфере. Они знают, что на митинги ходить нельзя – разгонят, а то и побьют, потом осудят. Они знают, что одиночные пикеты наказуемы. Они видят, что только в определенном наборе партий ты можешь безболезненно состоять и только определенный спектр мнений можно высказывать без опаски. Это поколение выучило на примерах, что в суде справедливости не добьешься – суд проштампует решение, с которым пришел товарищ майор.

    Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство. Государство, с которым небезопасно и страшно иметь дело».

    Л. Шлосберг - Дело Светланы Прокопьевой – это, безусловно, в первую очередь дело против самой Светланы Прокопьевой, это попытка заставить замолчать, испугать конкретного журналиста, который сделал свою работу и написал, высказал свое мнение о трагическом событии, произошедшем в Архангельске 31-го октября минувшего года.

    Всегда нужно называть имена людей, которым угрожает наказание лишение свободы. И самое главное, что это несправедливое, незаконное наказание. Светлана Прокопьева полностью невиновна. Это то, о чем нужно говорить в каждом эфире. Идет речь об уголовном процессе и попытке признать уголовным преступником полностью невиновного человека.

    Что касается важности этого дела для всех нас. Светлану Прокопьеву пытаются осудить за публичное высказывание об ответственности жестокого государства за жестокость граждан. Она поставила вопрос о взаимосвязи между жестокой внутренней политикой Российского государства и жестокостью молодого человека, который совершил публичное самоубийство в приемной Архангельского ФСБ.

    Об этом также нужно говорить, что при официальной трактовке этих событий как террористический акт и незаконное использование оружия, существует и очевидная совершенно оценка произошедших в Архангельске событий как публичное политическое самоубийство. И об этом говорить нужно, поскольку совершенно очевидно, что государство, ограничивающее права своих граждан в мирной самореализации, в высказывании своего мнения, в участии в выборах, чистых и честных выборах, оно радикализует общество. Это очень опасное поведение государства.

    При этом государство делает ставку на страх. Может быть, государство забыло или сознательно об этом не вспоминает. Мы должны об этом напомнить, что государство, делающее ставку на страх, ведет себя как террорист. Главная ставка террора заключается не просто в убийстве или покушении на убийство конкретных людей. Главная ставка террористического поведения – это написано в учебниках – заключается в воспроизводстве страха.

    Все сегодняшние московские уголовные дела, так называемое «московское дело», разрастающееся, просто разбухающее у нас на глазах, – это ставка на страх; это попытка распространить страх на всех тех людей, у кого есть собственное мнение и готовность это мнение высказывать.


    Поэтому дело Светланы Прокопьевой – это дело про каждого из нас. Каждый из нас может оказаться в ситуации Светланы Прокопьевой, не будучи журналистом, не будучи политиком, будучи просто человек, который публично высказывается.

    ...

    Совершенно очевидно, что процесс Светланы Прокопьевой будет публичным. Я уверен, что он вызовет колоссальный интерес общества и средств массовой информации. Общество должно будет видеть, как псковские суды, а затем, возможно, и федеральные суды, будут рассматривать дело полностью невиновного человека, обвиненного не в чем-нибудь, а в оправдании терроризма.

    К. Ларина - Там была лингвистическая экспертиза?

    Л. Шлосберг - Их было много. Были экспертизы, заказанные следствием. А до этого – заказанные Роскомнадзором. Это удивительные экспертизы. Их профессиональный уровень вызывает изумление. Есть также другие экспертизы, которые делали члены Гильдии экспертов-лингвистов – это знаменитая ассоциация экспертов во главе с Михаилом Горбаневским – которая сделала комиссионное заключение на почти 40 листов. И есть также еще одно заключение специалиста, приобщенное к материалам уголовного дела, но, судя по всему, никоим образом не повлиявшее на позицию следствия.

    ...

    Есть совершенно очевидная взаимосвязь в действиях экспертов по решению суда и по решению следствия в уголовном деле и в гражданском деле. Мы просто видим, что это единая политическая позиция, которой придаются придать некую псевдоюридическую форму. Эта форма рассыпается при первом же столкновении со специалистом высокой квалификации. Но это никоим образом не повлияло на позицию суда общей юрисдикции и не повлияло на позицию следователя Следственного комитета в Пскове.

    В. Дымарский - Мы здесь перед эфиром говорили. Вы знаете, вот эта вот сама практика того обвинения в том, что ты… Ее же не обвиняют в том, что она отстаивала полезность, что она выступала в защиту терроризма. Ее обвиняют в том, что она не осудила терроризм, да? То есть в каждом тексте теперь ты, журналист, должна (или должен) осудить терроризм. Если ты не осудил, то значит ты его оправдываешь. Это практика – вот мы как раз говорили перед со Львом – это практика 37-го года чистой воды.

    Л. Шлосберг - Там есть две. Исходя из тех экспертиз, которые стали известны и были опубликованы со стороны обвинения (эта позиция оказалась и в гражданском деле, и, как мы понимаем, она есть в уголовном деле), позиция вот этих экспертов, которых мы можем называть, на мой взгляд, только экспертами в кавычках, заключается в том, что, во-первых, они домысливают за Светлану, что она якобы написала, что у этого молодого человека, взорвавшего себя в приемной Архангельского ФСБ, не было никакого другого выхода, кроме как совершить такое деяние. Это ложь. Прокопьева об этом не писала.

    И второе – то, что у Светланы Прокопьевой в тексте отсутствует показательное осуждение действий этого молодого человека. То есть ей предписывают некое поведение, некое действие, при отсутствии которого ее деяния обретают состав уголовного преступления. Это нонсенс. Это, на самом деле, возврат в 30-е годы. Недостаточно осуждала, недостаточно каялась, недостаточно заклеймила – это все наша страна уже проходила. Это та же самая НКВДшная позиция следствия и суда.


    ...

    В. Дымарский - На ваш взгляд, эта, вообще, история: откуда ноги, что называется, растут – из федеральных органов или это местная инициатива псковская?

    Л. Шлосберг - Это общеизвестная история. После взрыва в Архангельске все подразделения ФСБ и Роскомнадзор получили задание провести мониторинг публикаций как в средствах массовой информации, так и в социальных сетях, о действиях взорвавшего себя молодого человека. И этот мониторинг проводился по всей стране.

    Самое большое число публикаций было в столицах – в Москве и в Петербурге. Но никого не тронули в столицах. Мониторинг был проведен, скажем так, на уровне наблюдения без какого-либо активного вмешательства. А вот в регионах были возбуждены десятки уголовных дел именно по ст.205 ч.2.


    В. Дымарский - И именно по этому делу.

    Л. Шлосберг - Именно по этому эпизоду, включая за ремарки, комментарии в социальных сетях, не только по публикациям в средствах массовой информации. Совершенно ясно, что в регионах все заметнее: прессы меньше, журналистов меньше, общественно активных людей, которые пишут на политические темы в сетях, меньше. И в связи с этим, безусловно, у сотрудников спецслужб – Роскомнадзора и ФСБ (это одна и та же спецслужба, по существу) – нет больших сложностей в обнаружении этих текстов.

    Строго говоря, колонка, прочитанная Светланой на «Эхе Москвы» и затем опубликованная на «Псковской ленте новостей», была для этих людей просто идеальным выполнением задания, полученного из Москвы. Тест именно на эту тему, именно об этом событии с анализом этого события. Наверное, они сочли этот текст просто подарком и решили оправдать свои погоны и получить дополнительные звезды и, может быть, даже премии за то, что они вот установили, поймали, изобличили такого страшного террориста, чуть ли не раскрыли антигосударственный заговор. Эта система сейчас действует именно таким образом.

    Никто не думает про закон, никто не думает о праве, никто не думает о последствиях своих действий для конкретных людей. Эти люди озабочены исключительно тем, чтобы выслужиться внутри своей системы, получить бонусы за, в их понимании, качественное выполнение полученного задания. Какие будут у этого выполнения последствия, то, что это может быть незаконно, несправедливо осужденный человек, это может быть ситуация, в которой десятки людей потерпят ущерб и материальный, и юридический – их это совершенно не волнует.

    Система настроена только на репрессии. Не настроена на защиту прав и свобод человека в принципе. Это система репрессивного государства.
    Она срабатывает на уровне рефлекса, но при получении команды «фас». Команда «фас» прозвучала – и в Пскове это коснулось Светланы Прокопьевой и журналистов также тех двух СМИ, где ее материал был опубликован.

    ...

    К. Ларина - Тема общественной поддержки, резонанса, публичности и гласности вокруг вот таких вот беспредельных историй.

    Насколько эффективна эта общественная поддержка может быть, на ваш взгляд, и в чем ее смысл? Потому что все равно, как мы видим по результатам тех же московских процессов, суд вряд ли слушает улицу, вряд ли слушает общество. Судья все равно принимает то решение, которое он принял заранее, еще до того, как суд начал свое заседание.

    Л. Шлосберг - Акции солидарности имеют колоссальное значение. Мы никогда не сможем сказать, что было в голове у следствия и что было бы сделано в том случае, если бы акции солидарности с политзаключенными и с людьми, которых преследует полицейская система, не проводились. Это очень важно для понимания всех.

    Мы могли получить арест Светланы Прокопьевой уже 6-го февраля после обыска и первого допроса в Следственном комитете. Но уже тогда, 6-го февраля, десятки СМИ в России и за пределами сообщили об этом уголовном деле. И об этом писали влиятельные журналисты. Об этом говорили европейские политики, защищающие в институтах европейской власти свободу слова. И совершенно очевидно, что эта реакция внутри нашей страны в первую очередь и за ее пределами изменила позицию следствия, как я считаю. И тогда, 6-го февраля, не было принято решение даже о подписке о невыезде в отношении Светланы.

    Когда была опубликована десятками СМИ ее колонка 1-го октября и в целом в нашей стране примерно в 40 регионах вышло свыше 600 публикаций в почти 200 медиа – это была позиция и профессионального сообщества, и гражданского общества. И она была услышана – это несомненно. Потому что в понедельник на неизвестной встрече с журналистами… Очевидно, это была встреча, как это в таких случаях происходит, организованная.

    В. Дымарский - А что значит «неизвестная встреча»?

    Л. Шлосберг - Мы не знаем, кто встречался с Песковым в понедельник 7-го октября и кто конкретно задал ему вопрос: «Известно ли Путину о деле Светланы Прокопьевой и что он об этом думает?».

    К. Ларина - А это разве не был традиционный брифинг Пескова, который он проводит каждую неделю?

    Л. Шлосберг - Вы знаете, мы не знаем, что это было. Может быть, это виднее тем, кто регулярно встречается с господином Песковым по понедельниками или в какие-то другие дни. «РИА Новости» первым передало эту информацию. И было сказано, что Путину сообщено о деле Светланы Прокопьевой и при этом это не вопрос президента. То есть было прямо сказано о том, что вопрос свободы слова, свободы массовой информации не является вопросом президента России, гаранта Конституции, гаранта прав и свобод граждан.

    В. Дымарский - Что в этом конкретном деле он не будет вмешиваться.

    Л. Шлосберг - Ну, на самом деле, мы знаем, что президент не вмешивается ни в какие дела, но при этом он оказывается в курсе весьма чувствительных дел, решения по которым вызывают вопросы у общества. Мы не знаем, в каком виде это дело было подано Путину. Мы можем предположить, что материалы готовили спецслужбы, и, соответственно, это дело было подано под их углом восприятия – не осудила и сказала о том, что у молодого человека не было другого выхода. Если дело было подано Путину таким образом, то я не исключаю, что спецслужбы и следствие могли получить отмашку: «Давайте валяйте дальше. Все понятно».

    Мы не знаем, что происходило. Я даже не уверен, что Песков в полной мере знает, что происходило на этом докладе.

    К. Ларина - А вам важно, вообще, мнение Путина по этому поводу?

    Л. Шлосберг - В ситуации, когда журналист, высказавшийся о государстве, высказавшийся о трагическом событии, притом о событии, в результате которого погиб человек (тот самый человек, который совершил это действие), он – единственная на сегодняшний день в результате жертва этого события. Если президент через пресс-секретаря сообщает обществу, что это не его вопрос – а все такого рода оценки, ремарки конечно же согласовываются – это означает то, что он дает, в моем понимании, отмашку следствию на дальнейшие действия.





    Полностью
    Последний раз редактировалось stardok; 22.10.2019 в 11:18.

  8. #4708
    Житель
    Регистрация
    21.01.2012
    Сообщений
    911
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 40 (сообщений: 35)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    Голландская фирмочка начала принимать заказы на летающий автомобиль!!!
    Ха-ха-ха!
    Размечтались сволочи! Они не знают, что у нас уже есть ракеты с непредсказуемой траекторией, способные превратить их мечты в пепел!
    Будьте добрее, а то, как лохи!

  9. #4709
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    13,154
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    И. Воробьева - Ну, хочется, конечно, начать с новостей, хотела сказать, последних дней, но это сегодняшняя новость – об отставке Михаила Федотова; о том, как из состава СПЧ убрали самого Федотова. То есть его не просто с должности главы Совета убрали, а еще и исключили из состава СПЧ. Екатерину Шульман, Павла Чикова, Илью Шаблинского. Вот сейчас стало известно, что Тамара Морщакова написала заявление об уходе из СПЧ. Ну вот СПЧ-то могли бы уже оставить, нет?

    Е. Ройзман - Да не могли оставить СПЧ, потому что все это было уже слишком заметно. Мне, конечно, в этой ситуации очень жалко Федотова, который был против всего происходящего, но позицию четко не декларировал. Я считаю, что он должен был подать в отставку на волне протестов, когда было ясно, что их голос не слышен никому и что Совет по правам человека перестал вообще выполнять свою функцию. Вот если бы он в тот момент подал в отставку – это бы был мужской красивый поступок. И все бы обратили на это внимание.

    Причем за Федотовым когда-то поступки водились. Он в свое время был министром печати. И Верховный Совет пытался протащить поправки, ограничивающие свободу печати. Он отбивал эти поправки. Когда эти поправки были приняты – он подал в отставку. Это был мужской поступок. Но здесь… Ну тебе 70 лет. Что может тебе мешать оставаться самим собой? Надо было подавать в отставку.

    Очень красиво поступила Морщакова. То есть она такой человек, который достоин всяческого уважения. Я очень хорошо понимаю Чикова, очень хорошо понимаю Екатерину Шульман. Я видел, как они себя вели. И они свой статус членов Совета по правам человека при Президенте использовали максимально: они мотались по всем этим ОВД с передачами, со всем. То есть они максимум использовали свое положение, чтобы помочь как-то людям.

    И то, что сейчас произошло… Ну, все понимают, что СПЧ как орган такой пусть даже декоративный свою историю закончил. Но, с другой стороны, иллюзии-то не было ни у кого. Ну, все всё понимали.

    И. Воробьева - Ну, я с тобой тут позволю себе не согласиться. В смысле того, что подал бы в отставку – было бы красиво. Но все-таки когда у тебя в Совете Чиков и Шульман, и Шаблинский, и Бабушкин, Цыпленков, Морщакова, ты как бы в ответе за них в том числе – за тех людей, которые с помощью СПЧ помогают другим людям. Только что сказал и про Катю Шульман, и про Чикова. Поэтому здесь такая ответственность была.

    Е. Ройзман - Нет, слушай, знаешь, аутотренингом можно заниматься бесконечно. Можно себе рассказывать, что у меня теплеют ноги, мне хорошо, я спокоен, я абсолютно спокоен. Настает момент, когда надо декларировать свою позицию по-настоящему. И вот этот момент был упущен. И поэтому вот эта отставка выглядит жалко в этой ситуации. А можно было уйти достойно и по-другому. Ну, это моя позиция. И я к себе отношусь безжалостно, когда попадаю в подобные ситуации. Поэтому я понимаю, о чем говорю. Но Морщакова меня порадовала, потому что это очень достойный поступок. И Шульман, и Чиков до конца пытались сделать максимум из того, что можно.

    Но у нас ситуация становится немножко гротескной. Сегодня стало известно, что за пустой плакат задержали девчонку. Мисик у нее фамилия. Которая Конституцию читала ОМОНовцам.

    И. Воробьева - Конституцию читала, да. Несовершеннолетняя.

    Е. Ройзман - Да. Послушайте, я живу давно. На самом деле, в Советском Союзе был такой анекдот, когда мужик выходит и встает на Красной площади с пустым плакатом, а на нем ничего не написано. Ему говорят: «А чего плакат-то пустой?». Он говорит: «Дык все же и так всё понимают». Это был анекдот при советской власти. И вот этот вот гротеск, это то, что было при советской власти анекдотом, сегодня в путинской России превратилось в реальность. Ну это дикость, на самом деле.

    Слушай, был еще один хороший анекдот, красивый такой еврейский. Сидит пожилой еврей на лавочке. Подходит и рядом садится другой. Один вздохнул глубоко. Другой посмотрел на него и говорит: «Ха, он мне будет рассказывать!».

    И. Воробьева - Да. Ладно. Как-то мы внезапно от СПЧ перешли к анекдотам. Есть еще новость сегодняшнего дня. Вот внезапно совершенно. Мы последние сколько-то месяцев все время говорим про уголовные дела. И много говорим о тех уголовных делах, когда людей обвиняют в нападении на представителей власти, в том числе на ОМОНовцев, на росгвардейцев и так далее. Вот есть город Улан-Удэ, столица Бурятии. И там суд закрыл дело о нападении жителя Улан-Удэ на росгвардейца, поскольку обвиняемый загладил моральный вред извинениями. Даже не буду углубляться в детали этого дела. Но согласись, что это такой, в общем, изящный ход.

    Е. Ройзман - Слушай, это хотя бы какой-то человеческий ход. Он понятный со всех сторон. Ему сказали: «Извинись. Ты был неправ». Он говорит: «Я был неправ. Приношу извинения». И дело прекращается. По «московскому делу» есть один очень серьезный нюанс. Он касается в первую очередь Коваленко. И во вторую очередь он касается вот этих парней, которых закрыли последними.

    И. Воробьева - Вторая волна, да.

    Е. Ройзман - Парень с грузинской фамилией Баршай. Там еще, по-моему, Киселев. Парень с какой-то простой фамилией. Не помнишь?

    И. Воробьева - Нет. Но сейчас посмотрю.

    Е. Ройзман - Это когда били Борю там, Инга бросилась его телом своим прикрывать, и ей наступили на волосы. Там просто озверели они. И Коваленко – вот этот парень – кинул урну в след этим росгвардейцам или ОМОНовцам, ни в кого не попал. Он получил 3,5?

    И. Воробьева - Он получил 3,5 года колонии.

    Е. Ройзман - Да. А вот этих парней задержали. Один из них за рукав взял, а другой пытался оттащить озверевшего росгвардейца. Но кадры, которые показали, их же перед этим показали у Киселева.

    И. Воробьева - Да везде их показали, прямо скажем.

    Е. Ройзман - Да, везде их показали. И на этих кадрах видно, что совершенно озверевшие росгвардейцы (или ОМОНовцы, – мне там не понятно) просто били дубинами людей. И если ты оказываешься рядом, слышишь лай овчарок, видишь, что женщине наступили на волосы, что бьют просто всех, это нормальная совершенно мужская реакция – попытаться оттащить, попытаться вступиться, как-то вразумить, оттолкнуть. Ну что-то надо делать в этой ситуации.

    И любой нормальный мужчина обязан что-то делать в этой ситуации. Но власть здесь повела себя совершенно опять по-идиотски. Вроде уже все начали забывать, затихает. Они задерживают парня, у которого на иждивении бабушка и прабабушка, который вырос сиротой у них на руках, и они у него на иждивении. И они его закрывают за то, что он пытался оттащить кого-то.

    Второго закрывают этого парня из МАИ. Все фотографии. Ну, парень весит 60 килограмм. Ну кого он мог там за руку придержать. И оно выглядит настолько дико. И вот система выглядит, просто как ослепший от ярости носорог. И то, что молодые, обрати внимание, начинают уезжать… Ну все, есть русская пословица: «Бег не красен, да здоров». Ну, целее будут, понимаешь.

    И. Воробьева - Имена и фамилии четырех вот этих обвиняемых по «московскому делу» второй волны – это Егор Лесных, Максим Мартинцев, Андрей Баршай и Владимир Емельянов.

    Е. Ройзман - А, Владимир Емельянов вот этот. Дай бог парням всем доброго здоровья, потому что вели себя по-мужски, вели себя честно. И каждый нормальный мужчина вот сейчас должен к себе прислушаться: а если бы ты оказался в этой ситуации, и на твоих глазах вот так бы начали мордовать и избивать людей, женщине на волосы наступать, овчарок на поводах держать? Ну, первое, что у всех в памяти, у страны, которая пережила Великую Отечественную войну – лай овчарок и люди в форме. Ну это другой ассоциации быть не может. Она вот ровно эта ассоциация у всех и возникает.

    И. Воробьева - А вот когда ты говорил про то, что некоторые начинают уезжать и целее будут, имелся ли в виду отъезд Айдара Губайдуллина, одного из фигурантов «московского дела», который покинул Россию, несмотря на то, что…

    Е. Ройзман - Да там не только он.

    И. Воробьева - Нет, имеется в виду фигурантов «московского дела». Он фигурант «московского дела». Вот про него конкретно.

    Е. Ройзман - Их двое уже уехали, по-моему. Но я скажу, что я никогда в жизни не стану осуждать. Потому что когда у человека стоит выбор: или остаться на свободе, или пойти в тюрьму – ну, совершенно несправедливо. Правильно делают, что уезжают. Ну правильно делает. Целее будет.

    И. Воробьева - Ну вот из фигурантов «московского дела» мне по крайней мере известно только про Айдара Губайдуллина, который уехал. Про других пока ничего не знаю. Может быть, я чего-то не знаю. Но вот когда люди приносят поручительства и доказывают суду, что этого человека можно отпустить под подписку о невыезде, под залог и вот это все, а человек берет и уезжает. Это как?

    Е. Ройзман - Ирин, слушай, в этой ситуации я считаю, что жизнь и здоровье дороже. И если бы я попал в такую ситуацию, что я бы поручился, а человек, за которого я поручился, воспользовался и убежал… Понимаешь, как тебе сказать… Можно, конечно, честно пойти в тюрьму и отсидеть свой нечестный срок, полученный не за что. А можно просто уехать и выстроить свою жизнь заново. Поэтому я не возьмусь осуждать. Нет ничего для человека дороже свободы. И просто так идти в тюрьму, когда ты ни в чем не виноват – это, ну…

    И. Воробьева - Ну, в любом случае, когда ты ни в чем не виноват, ты идешь в тюрьму – это вот, собственно, все про «московское дело».

    Е. Ройзман - Я полностью с тобой согласен.

    И. Воробьева - И не только про «московское дело», про «болотное» еще и про многие другие.

    Е. Ройзман - Слушай, сегодня «ТАСС» и «РИА Новости» опубликовали выступление премьера Дмитрия Медведева, который совершенно искренне, не знаю, может, он там под столом пальцы скрестил, стараясь не улыбнуться, рассказывал, что в экономике все хорошо и что все еще лучше, и в макроэкономике еще лучше. И совершенно понятно, что это абсолютно не соответствует действительности. Мы здесь живем и мы знаем, что происходит. И мы это ощущаем каждый день.

    Но самое главное власть должна понять – не изменится ничего в экономике в лучшую сторону, пока не прекратятся политические репрессии. Ну не изменится никогда. Это настолько очевидно. Никто не станет сюда вкладывать деньги, никто не поедет сюда из-за рубежа работать, не будет привозить своих детей, не будет здесь оставаться, не будут вкладывать деньги. Свои будут деньги вывозить отсюда. Вся страна вывозит деньги. У кого они есть, пытаются их вытащить за границу. Подальше положишь – поближе возьмешь.


    Люди забирают вклады. Есть русская замечательная пословица: «Не те деньги, что у бабушки, а те, что в пазушке». Это тоже начинают вспоминать. Страна закредитована. И по-другому ты ничего не сделаешь. Только снижать градус репрессий. Только дать хоть сколько-то свободы – и страна вздохнет, и экономика задышит. Ну, это аксиома. Проходили сто раз.

    И. Воробьева - Ну, это вот сейчас мы говорим все уже давным-давно словами Айн Ренд из «Атлант расправил плечи». Там ну просто на протяжении всей книги это говорится. И мне кажется, люди, которые ее читали, не могут делать так, как сейчас делают люди в России. Ну, просто, не могут.

    Е. Ройзман - Я тебе скажу больше. Огромное количество чиновников всех уровней эту книгу читало.

    И. Воробьева - Вот я про это и говорю. Я очень удивлена.

    Е. Ройзман - Друг другу покупали, дарили, передавали, рассказывали. Понятно, что до конца многие не дочитывали, но тем не менее.

    Полностью

  10. #4710
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    13,154
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 196 (сообщений: 178)

    Re: Россия: вчера, сегодня, завтра.

    «Новое величие», «Сеть», «Болотное», дело Кольченко и Сенцова. Что объединяет самые известные политические уголовные дела современной России? В каждом из них были фигуранты, заключившие досудебное соглашение со следствием. ОВД-Инфо объясняет, что означает это понятие, зачем подсудимые помогают сажать своих товарищей и почему нынешнее положение дел не устраивает никого.

    9 мая 2014 года Геннадий Афанасьев проводит на официальном параде в честь Дня Победы в Симферополе. Домой он вернется только на обыск: его задерживают сотрудники ФСБ, сажают на заднее сиденье машины и бьют в живот. Параллельно они задают вопросы, ответов на которые Афанасьев не знает. Спрашивают о человеке по фамилии Чирний, говорят о каких-то минах в аэропорту Бельбек.

    После обыска Афанасьева привозят в здание ФСБ. Снова бьют. Затем к задержанному приходит адвокат назначению. Спрашивает: «Тебя били? Ничего, всех бьют, это нормально, ты признайся». На протяжении следующих 10 суток оперативники каждый день забирают Афанасьева из изолятора временного содержания, закидывают в багажник и увозят в ФСБ. От него требуют признания в подготовке теракта и обещают: «Будет легче».

    В один из таких дней к задержанному приводят Алексея Чирния — еще одного фигуранта дела «крымских террористов». Тот говорит, что вместе с Афанасьевым хотел «взрывать, убивать, резать, потрошить». Закончив, прямо при оперативниках говорит Афанасьеву: «Сорян, так получилось».

    После этой встречи Афанасьева уводят в другое помещение, надевают на голову противогаз и начинают душить. Мужчина задыхается. В противогаз вводят газ — Афанасьева рвет. Он захлебывается собственной рвотой и подписывает признание в подготовке взрывов в Симферополе.

    Ночью оперативники приходят в камеру с новыми бумагами. В них две новые фамилии: Кольченко и Сенцов. Афанасьева бьют током по половым органам. Угрожают изнасиловать. Афанасьев подписывает показания, в которых называет Сенцова организатором террористического сообщества.

    Дело «крымских террористов» во многом строится именно на показаниях Чирния и Афанасьева. Оба заключили досудебное соглашение, благодаря которому получили по семь лет строгого режима. Кольченко получил 10 лет колонии строгого режима, Сенцов — 20.


    Пытки, сделки и обман: почему невиновные помогают сажать себя и своих подельников

Страница 471 из 473 ПерваяПервая ... 371421461465466467468469470471472473 ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Украина: вчера, сегодня, завтра.
    от LANDR в разделе Политика
    Ответов: 572
    Последнее сообщение: 05.11.2019, 01:04
  2. США: вчера, сегодня, завтра
    от LANDR в разделе Политика
    Ответов: 1175
    Последнее сообщение: 14.10.2019, 21:10
  3. Сегодня в городе.
    от Мера в разделе Свободные темы о Кинешме
    Ответов: 37
    Последнее сообщение: 30.03.2013, 19:41
  4. Ответов: 7
    Последнее сообщение: 22.06.2012, 07:55
  5. Завтра в Кинешме творческая встреча с Семёнычем из Универа
    от Ольга Владимова в разделе Городская жизнь
    Ответов: 9
    Последнее сообщение: 13.10.2011, 13:05

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •