Страница 1 из 23 123456711 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 230

Тема: Кризис в России

  1. #1
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Кризис в России

    Дмитрий Потапенко о современном положении России

    В.Дымарский
    - Вы не будете спорить – вот вчера наш президент с гордостью говорил об итогах своего правления, — что благосостояние выросло…

    Д.Потапенко
    - Но все зависит от точки отсчета.

    О.Пашина
    - Чье, да?

    Д.Потапенко
    - Ну, во-первых, чье – это отдельная история, а зависит от точки отсчета. Потому что, безусловно, ежели вчерась вам было 10, а сегодня вам чуть-чуть побольше – вы просто выросли. Извините, вы выросли! Это физический процесс. Если вчерась нефть стоила 8-10, а сегодня она стоила 100, а сейчас она стоит 40, и мы прожираем то время, в котором она была 100, то благосостояние выросло-то отчего? Мы какой-то труд прямо вложили? Потому что мне, например, за то, что происходит в экономике стыдно. Потому что, когда мы берем бюджет 90-х, который поганый… и так далее по списку, извините, нефтегазовые доходы там – все экономисты говорят – 6, 8, 9 процентов, сейчас – 55. Получается, что экономика перестала существовать как класс, и она перестала существовать.

    О.Пашина
    - Но вообще, у меня такое ощущение сложилось вчера по ответам президента, что ему не очень интересна экономика; что вот тот ответ, который он частично читал по бумажке…

    Д.Потапенко
    - А это, простите, все знают. Это практически официально: «папе» интересно совершенно другое…

    О.Пашина
    - Да, ответы он, вообще, подготовил как-то немножко заранее, до этих последних дней, когда нефть упала, когда вырос доллар.

    Д.Потапенко
    - Ему важно, как его признают за рубежом.

    О.Пашина
    - Вы что-то услышали для себя в его ответе? Потому что я не услышала ничего для вас. Может быть, я невнимательно слушала.

    Д.Потапенко
    - Поймите, не должно быть… Еще раз говорю: его интересы, они другие, и они должны быть другие. Вот у любого мальчика есть эго, вон оно есть у любого мальчика: у меня, у кого угодно. Очень хочется быть большим и страшным. И вот на своей территории ты, если ты большой и страшный – всё, конкурентов нет – где хочется быть большим и страшным?

    В.Дымарский
    - В соседнем дворе.

    Д.Потапенко
    - В соседнем дворе, точно. Морду там набить. Но есть одно маленькое «но»: там такие пацаны – эти пацаны, они как-то не воспринимают, что ты главный пацан в этом дворе, они начинают бить тебя по морде прямо как самого нижнего. И тут ты огребаешь, и когда ты осознаешь, что ты тут-то крутой пацан, а там-то ты, оказывается, самый последний прихлебатель – то вот то-то когнитивный диссонанс!

    О.Пашина
    - Хорошо. Тогда такой вопрос: А кто может заставить государство заниматься экономикой?

    Д.Потапенко
    - Кто такое «государство»?

    О.Пашина
    - Ну, я не знаю… Власти. Смотрите, я так понимаю, что всех может заставить что-то делать только президент. Он услышал про курсанта на БМВ – тут же выяснили, кто это, что это. Он услышал, условно, про ребенка – тут же выяснили…

    Д.Потапенко
    - «Папы» на всех не хватит.

    В.Дымарский
    - Как он ездил… помните, там с Дерипаской чего-то…

    Д.Потапенко
    - Да, вот эта, собственно говоря, ручка…

    О.Пашина
    - Кто должен это сделать?

    Д.Потапенко
    - Не будет он этого… Вот еще раз говорю: для этого он должен обратить внимание… то есть в какой-то момент должны сказать: «Давайте, он будет заниматься нашей страной». Причем, он будет заниматься, чтобы не просто происходило откапывание на ура через 10-15 лет, когда упадет… дай бог ему здоровья, произойдет вся эта история, — а что, извините, он войдет в историю как человек, построивший экономику. Потому что экономики нет. Мы рассуждаем о мифе, которого не существует. Какая экономика, когда мы просто тупо… Вот нам не принадлежат недра. Они принадлежат князю Владимиру, каким-то там Батыям…. Вот кого-то мы там порубили, и вот мы теперь все это качаем, качаем… Мы-то классные ребята — качать умеем.

    А вот, простите, не к ночи помянута, возвращаемся опять к экономике. Мы говорим: «Вот у нас есть «АвтоВАЗ». Да никакой не «АвтоВАЗ», это «Рено». У нас нет вообще никакой экономики. Экономика возникает тогда, когда мы выворачиваем ярлычки за рубежом у буржуя, и буржуй говорит: «Ой! Сделано в России». Выворачиваем его машинку и говорим: «О-о! Сделано в России!»

    О.Пашина
    - Хорошо. Почему тогда вы критикуете эмбарго? Вот, пожалуйста, вам отрезали эти пути. Не будет ни помидоров турецких, ни еще чего-то. Давайте свое.

    Д.Потапенко
    - Подождите. А какая взаимосвязь между тем, что мы закроем сами себе холодильники…?

    О.Пашина
    - Ну, наверное, надо себе дать по рукам. Вот все время руки тянутся к заграничным помидорам

    Д.Потапенко
    - Мне кажется, и руки не надо… С руками обрезать, чтобы уж…

    О.Пашина
    - То есть по рукам – и заставить себя выращивать отечественные. Может быть, вот так.

    Д.Потапенко
    - Нет, лучше начать с горла. Знаете, лучшее средство – гильотина. Понимаете, все же начинается с базисного. А есть ли отечественный продукт? А он когда-то просуществовал? Мы говорим, вот, при советской власти… Вы знаете, можно с 13-м годом сравнивать…. Я помню политэкономию…

    В.Дымарский
    - Вы помните еще это, да?

    Д.Потапенко
    - У меня диплом советский, и у меня пять баллов по истории партии, извините, так уж на секундочку. Я из той эпохи, когда я еще был комсомольским секретарем…

    В.Дымарский
    - Наш человек!

    Д.Потапенко
    - Поэтому у меня еще «Дневник комсомольского секретаря» на столе лежит — очень забавная книжка.

    Поэтому всю эту историю я помню. Так вот, возвращаемся к 1913-му году. Для этого должны быть базисные наработки, которые позволяют делать отечественный продукт. У нас физически нет. Когда мы рассказываем: Вот у нас там картошка… ФТС…

    В.Дымарский
    - А что у нас будет делать государство? Или рынок должен сам делать?

    Д.Потапенко
    - Не надо употреблять это матерное слово «государство». Есть конкретные персонажи, люди. Вот они должны. У нас основная проблематика заключается в том, что государство и есть бизнес. Вход во власть – это инвестпроект. С помощью законов, с помощью административных барьеров они просто зачищают рынок.

    В.Дымарский
    - Государство – это крупные бизнесмены.

    Д.Потапенко
    - Да, государство – это крупные бизнесмены. И всегда же есть соревнование. Это же давняя философская притча: соревнование злата, что называется, против стали. И в данном случае все же понятно: сталь просто подчинила себе злато и все, на этом всё закончилось. По сути дела, сегодня кто будет олигархом… Вас завтра могут назначить. Могут сказать: «Подойдите сюда! Молодой человек, вы сегодня уйдете, а вы распишитесь – вы будете сегодня олигархом» — всё! Потому что сталь сказала злату. Все, схемы нет. Это на большом уровне. На мелком уровне все происходит достаточно банально. В муниципалитетах маршрутчики разрабатывают, разрабатывают маршруты – приходит мэр, губернатор и принимает закон и вводится муниципальное ГУП – всё! И там ездят уже муниципальные автобусы. А это что означает? Что эти маршрутчики потеряли. Физически они закупили транспорт, фактически, с точки зрения маркетинга, «раскормили» этот маршрут – и все, у них все отобрали. И люди ушли на улицу.

    В.Дымарский
    - А скажите, по вашим представлениям, по вашему общению с коллегами: все предприниматели вашего формата, вашего размера это понимают и так считают?

    Д.Потапенко
    - Предприниматели – да. Все, кто работает в конкурентной среде, это всегда понимают.

    В.Дымарский
    - А почему… почему…

    Д.Потапенко
    - Почему рот не открывают?

    В.Дымарский
    - Да.

    Д.Потапенко
    - А дело в том, что большая часть предпринимателей понимают, что…

    В.Дымарский
    - Потому что они зависят.

    Д.Потапенко
    - Мы все зависим. И я завишу точно так же. Я являюсь частью системы. И это надо четко себе понимать. И наезды, что бизнес у нас непрозрачный, он сложно находится… Вот сетевые хомячки как-то начали сейчас отбомбливаться. Я вчера был у коллег на «Дожде», я говорю: Поймите правильно, я в трезвом уме и здравой памяти… То есть я должен подставить своих акционеров, себя под то, чтобы я бы чего-то открыл рот – и у меня завтра закрыли. Уже такие истории были, причем они были практически в прямом эфире. У нас было одно из заведений – магазин — в Москве. И Леша Егоров снимал такую программу, называлась: «История всероссийского обмана». Суть там была достаточно примитивна. У нас там общежитие для взрослых абсолютно, у нас магазин стоит и рядом стоит чепок, то есть небольшой магазинчик – торгует алкоголем, только алкоголем. И у нас есть алкогольная лицензия. Так вот нам специально посчитали, что у нас 99 метров до входа. И был спор…

    В.Дымарский
    - А должно быть 100.

    Д.Потапенко
    - У этих там пятьдесят шагов, что называется, они стоят напрямую… Только вышел сюжет, потому что понятно: долгая съемка, смонтировали… — через два дня понятно, что у нас отбирают лицензию. А там не было ни фамилий, ни адресов, только была картинка. Но чиновники, с которыми я работаю… и интерьеры… они же все это прекрасно понимают. Даже такая… без ООО, без фамилий, без ничего – нам просто отжимают лицензию, и мы были вынуждены сдать объект в аренду. И когда мне начинают рассказывать: «Дима, а давайте вы раскроетесь…», — я говорю: «Ну то, что вы нашли, да, многое из того, что нашли, мое, а дальше – извините, идите в лес. Этим занимаются совершенно другие люди, и вот когда вы будете массовым инвестором, тогда я буду НРЗБ».

    В.Дымарский
    - А не получается ли, что вот это чудище под названием государство, оно, что называется, вообще режет то, что приносит яйца?

    Д.Потапенко
    - Не совсем так. Давайте так: представим, что я буду государство, и я в принципе делаю правильно. Ведь в чем основная засада-то: государство российское, вернее, эти люди, они сделали идеальной систему воспроизводства…

    В.Дымарский
    - Для себя.

    Д.Потапенко
    - Конечно. Она воспроизводит сама себя. Основная проблема их только одна: нас слишком много. Надо не 140 миллионов населения, а нужно миллионов от силы 80 – и у нас будет Катар. Вот, если бы мы передохли…

    В.Дымарский
    - Извините, на нашу территорию нас мало.

    Д.Потапенко
    – А-а, на эту территорию – мало, а для тех ресурсов, которые они продают – много. Ведь основной бизнес – это труба. Потому что, если был другой бизнес… Вот, когда мы говорим о великом государстве, вообще, государстве, задача государства и, в том числе, извините, президента, премьер-министра и всех остальных, называя своими именами – захватывать экономические рынки. Другого бизнеса у них нет.

    Когда сюда приезжал ни к ночи помянутый Буш, он чем занимался? Он, по сути дела, захватывал наш рынок с точки зрения «ножек Буша». Назовите рынок, который мы захватили с точки зрения нашего продовольствия? В основном-то идет что? Мы типа пытаемся оружием торговать…

    В.Дымарский
    - Газ.

    Д.Потапенко
    - Газ, нефть. Мы пытаемся где-то впихнуть свое оружие, а для оружия должны быть куда более накаченные мускулы. Для этого у нас должно быть большее количество союзников, а у нас сейчас союзников, что называется, только Науру, если мне не изменяет память. Очень крупное государство, они признали что-то… Северную Осетию, Крым, по-моему…

    О.Пашина
    - Они признали всё, они исключительно верны, да.

    Д.Потапенко
    - Я считаю, что это все-таки серьезный экономический партнер Российской Федерации. Главное, чтобы россияне вспомнили, где она находится.

    В.Дымарский
    - Меня, знаете, что удивляет? Я посмотрел здесь какие-то цифры. Вот все: «Украина, Украина на грани дефолта», – то, что мы каждый день слышим. Оказывается, Украина – все-таки небольшой, но положительный рост.

    Д.Потапенко
    - Вот то, что я наблюдаю в Украине – там ребята пытались делать мою встречу с предпринимателями Украины, но там организаторы как-то легли на дно, я сказал: О’кей, это их, в общем-то, засада — у Украины, конечно, непростое положение, потому что война – это в первую очередь, понятно, жертвы, люди и это ужасно, а во вторую очередь – это, к сожалению, экономика. Экономика – когда ты каждый день бросаешь несколько миллионов гривен, просто сжигаешь, по сути дела в топке. Потому что, ну что: выстрел – это деньги, выстрел – это деньги. Даже человеческая жизнь — это тоже деньги.

    В.Дымарский
    - Хорошо. Но мы же тоже: выстрел – деньги. Наш выстрел — тоже деньги.

    Д.Потапенко
    - А как мы вот сарайчики и гаражи бомбим в Сирии – тоже очень красивая картинка.

    В.Дымарский
    - Тогда мне объясните. Если это деньги, то государство-бизнесмен теряет свои деньги.

    Д.Потапенко
    - Абсолютно верно.

    В.Дымарский
    - Ради чего?

    Д.Потапенко
    - Понимаете, нас точно обвинят, что мы только о своей мошне думаем – это безобразие. «Папа» вчера сказал, что, собственно говоря, не очень дорого нам обходится…

    О.Пашина
    - Это бюджетные учения.

    Д.Потапенко
    - Это бюджетная вся история. Хотя кто-то уже там подсчитал, что там 500 миллионов долларов закопано приблизительно.

    В.Дымарский
    - В Сирии?

    Д.Потапенко
    - Да, да, в Сирии. Соответственно, не берусь оценивать, но реально все, что скидывается туда, это колоссальные деньги. Наличие там нашей базы, зарплаты и каждый вылет – это деньги, причем колоссальные деньги. И всегда хочется задать вопрос: А где обратно деньги?

    О.Пашина
    - Отдача в чем?

    В.Дымарский
    - Не все меряется на деньги – скажут вам. А есть и безопасность, обороноспособность.

    Д.Потапенко
    - К сожалению, и это можно перевести в деньги, потому что в первую очередь это жизни людей. То есть мы для экономики — я, в том числе, вы, в том числе – мы какая-то сумма в деньгах. Как бы мы себе корону на голову не вешали, как бы крылья не расправляли, мы — деньги. Как и затраты – там, в том числе, на наши похороны, упаси господь нас, но, тем не менее – это же деньги в конце концов. Или на госпитализацию тоже…

    О.Пашина
    - Мы — такой бюджетный проект.

    Д.Потапенко
    - Мы – бюджетный проект. В общем, нас можно кремировать. По крайней мере, в кремлевскую стену нас закапывать не придется, это все-таки дороговато. Но все равно возврат должен быть.

    У нас куда большая террористическая угроза в Ингушетии, в Дагестане. У нас есть, извините, если уж быть объективным, когда мы говорим, что боремся с терроризмом – у нас Афганистан. У нас Афганистан перестал существовать? У нас перестал существовать наркотрафик из Афганистана? То есть, собственно говоря, у нас, если посмотреть, к границам примыкает существенно более агрессивные… и большее количество поставщиков, называя своим красивым именем, — поставщиков, которые могут и идеологию продвинуть и террористов. То есть опять-таки деньги в виде террористов загнать.


    Полностью
    Последний раз редактировалось stardok; 19.12.2015 в 21:20.

  2. #2
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Цитирование и обсуждение политических новостей\статей\блогов

    Дмитрий Потапенко - продолжение

    В.Дымарский
    - Смотрите, Дмитрий, из того, что я вижу, выходит такая картина, что все-таки там какие-то разговоры идут, дискуссии: что делать дальше, как делать дальше? И я смотрю, что основные тренды, как сейчас модно говорить, они идут не в сторону либерализации, развития рынка, а в сторону предложений… там товарищ Глазьев предлагает деньги печатать и так далее. То есть, если будут изменения, то они будут в ту сторону.

    Д.Потапенко
    - В любом случае, к сожалению, как ни покажется странным, надо рассуждать не о роли существующих правителей, а о созданной системе. Сейчас они являются заложниками созданной системы, и это иллюзорность, что они пойдут по какому-то иному пути, кроме как мобилизационная экономика.

    В.Дымарский
    - Слушайте, как прокурор Чайка не может заводить дело на самого себя…

    Д.Потапенко
    - Конечно. Это системность.

    В.Дымарский
    - …так же и они не будут менять систему.

    О.Пашина
    - Тогда такой вопрос: А зачем вы, вообще, выступили? Это просто из серии «я не могу молчать»? Потому что вы рассчитываете на кого? Бизнесмены вас не поддерживают, они бояться – вы только что сказали. Власть не будет ломать свою собственную систему – ей это не нужно. Президенту — неинтересно. Нам как потребителям, таким вот рядовым — нам все равно, кто нам будет продавать эту картошку: государство, вы или какой-нибудь Иван Петрович. И что? Вы — в белом и чистом поле.

    Д.Потапенко
    - Я знаю, что я в белом и чистом поле. Дело в том, что – еще раз подчеркну – система все равно сломается. Если говорить о потребителе каких-то – в кавычки поставлю – «моих услуг», их нет, физически в природе не существует.

    Там, если вы посмотрите мое выступление на форуме, я взял листочек и просто зачитал ответы на вопросы. У меня не было там ни обращений типа: А вот «папа» не прав… или господин Гутенев, которого я только узнал потом – что «вы там неверно сказали…».

    В.Дымарский
    - Это который председатель комиссии, что ли?

    Д.Потапенко
    - Да, я только потом узнал, что его ВВ зовут. Я только прочитал вопросы и просто на них ответил – всё. Я ни с кем не собирался дискутировать. Я там толкнул Пашу, Павла Николаевича, говорю: Паша, я пойду, собственно говоря, все, что надо, я сказал — я могу отвалить.

    О.Пашина
    - Я все сказал, да.

    Д.Потапенко
    - Паша дернул меня за руки, говорит: «Ради приличия – люди очень приличные собрались – посиди еще пару докладов». И тут понеслось! Когда меня начинают бить с ноги… но меня с ноги бьют регулярно, просто это происходит не в такой лайтовой версии, когда мне говорят «Дмитрий…» — вот у меня некая комиссия в Швейцарии. Я просто забыл задать вопрос, какая сумма комиссии… Меня Паша дернул как-то – я не сформулировал, не сартикулировал вопрос – сумму комиссии. У нас у каждого есть комиссия с каждой сделки, просто надо обозначать ее.

    То есть потребитель – я прекрасно понимаю, что его не существует в природе. Но еще раз говорю, что система идет по принципу СДД – «сожрите друг друга». Она пожирает самою себя. И, кстати, за «башнями» как раз-то там это понимают существенно лучше. И, когда мне задают вопрос: оппозиция – не оппозиция…, я говорю, простите, самая главная оппозиция, она за «башнями». Потому что они тоже понимают, что это у них идет СДД. Они пожирают друг друга, а вот мы, сирые, убогие – мы 128-й вопрос. Потому что после выступления мне звонили, простите, ну такой уровень депутатов – говорят типа: «Иди к нам». Я говорю, парни… И мне вот задают регулярно вопрос: туда пойдешь – сюда пойдешь… Мне можно любые сейчас погоны привесить, но если нет права изменить систему, меня вставлять в эту же систему без толку: я буду такой же урод, как они. И основное – это изменять систему принятия решения, а не девочек в борделе менять. Потому что вот эта «смена девочек в борделе» не приведет ни к чему. Это точно так же, как кровати там переставить.

    О.Пашина
    - Но вы не боитесь вообще просто каких-то серьезных последствий для себя?

    Д.Потапенко
    - У меня эти последствия регулярно, поймите правильно. Они были, есть и будут. Всё, что происходит в моей жизни, это вещь неприятная. Ну дальше-то что? Хорошо, давайте все сдохнем на коленях, давайте! Система, она все равно поджирает. Я делаю на том уровне, на котором я могу. Я встречаюсь с предпринимателями, чтобы, грубо говоря, в каземате они не чувствовали одиночества и темноты, но я делаю на своем низком уровне с теми очень ограниченными — и это правда – ресурсами, бюджетами, возможностями. Но потому, что я четко для себя знаю, что страна – это предприниматели, которые что-то делают руками. Я их тоже костерю очень часто, много, но, тем не менее, я делаю то, что могу.

    ***

    В.Дымарский
    - В гостях у нас бизнесмен, предприниматель скорее, правильно?

    Д.Потапенко
    - Потому что бизнесмен – это выше. А я так… крошки со стола сгребаю.

    В.Дымарский
    - Хорошо. Предприниматель, собирающий крошки со стола, Дмитрий Потапенко, который прославился у нас последние дни, да и не только дни – может быть, даже месяцы – своими яркими выступлениями по поводу состояния российской экономики.

    Дмитрий, знаете, какой вопрос у меня родился накануне нашего небольшого перерыва? Теперь я его задам вам, чтобы у вас было время на него ответить. Вы правильно говорите, что так или иначе, рано или поздно эта система рухнет, увы…

    Д.Потапенко
    - Она сейчас трещит.

    В.Дымарский
    - Вот какой запас хода?

    Д.Потапенко
    - Ну, смотрите, запас хода – это здоровье «папы» — тут надо для себя понимать, и тут часы тикают в обратную сторону, и это не зависит от нас и от него не зависит, потому что можно продлить жизнь и до ста лет, но есть активный интерес к жизни. И рядом подбираются молодые, условно молодые «шакалы», которые, собственно говоря, и будут вершить дальнейшую историю. Временной лаг… ну, я думаю, что в целом в силах и в состоянии лет 10-15 он в состоянии удержать этих нукеров, которые раскормились и которые сейчас прямо там смотрят в глаза, целуют в попу, но у каждого из них затаилась какая-то детская обида, которую он никогда не распознает, потому что, к сожалению, он находится в системе замкнутой, он ее изменить не может. Либо он ее должен жестко поменять… Все равно там есть детская обида, и кто-то удавится, и все равно кто-то обидится.

    В.Дымарский
    - Дмитрий, смотрите, почему люди, которые вокруг «папы», как вы говорите, — их что, устраивает нынешнее положение?

    Д.Потапенко
    - В целом – да. Кроме одного, их не устраивает одно: они тоже хотят быть «папами».

    В.Дымарский
    - Нет, я думаю, что есть одна вещь все-таки: дети за границей, недвижимость за границей, деньги за границей…

    Д.Потапенко
    - «Золотой парашют» должен быть.

    В.Дымарский
    - А верховная власть отрезает сейчас нас от Запада, мы становимся все более и более изолированными.

    Д.Потапенко
    - Да, естественно…

    В.Дымарский
    - Зачем я все это копил, если я не смогу поехать во Францию, на Лазурный берег?

    Д.Потапенко
    - А здесь, собственно говоря, почему часы тикают в «папы» в обратную сторону, а у этих парней в другую сторону? Есть точка, как говорится, бифуркации, где, собственно, оно и рванет, где разорвет это все в сторону. Потому что у каждого из них есть та самая обида: почему он, накопив… И чем больше у него состояние, тем больше у него как раз недовольство. Оно внутреннее. Внешне-то, наоборот. Этим людям принадлежат СМИ, которые сейчас просто в захлеб целуют… Потому что он не сам целует, а он целует с помощью денег. Но внутри-то он понимает: «Я накопил такие деньги, и почему я ими не могу распоряжаться, как считаю нужным?»

    В.Дымарский
    - Какие-то санкции. Я попал под санкции…

    Д.Потапенко
    - «Зачем мне это надо?» И он по тихому, естественно… Они, как шакалы, ходят и ждут, когда лев сдохнет.

    В.Дымарский
    - Я имею в виду, а он не является – лев – заложником?

    Д.Потапенко
    - Он заложник, он абсолютно…Я еще раз говорю, я не просто так сказал: все сейчас в этой схеме – и «львы» и «шакалы» – они заложники системы, которую они создали. Потому что, как мы говорим, демократия, более-менее, и дерьмо, но она, тем не менее, лучшее из того, что придумали. Система сдержек и противовесов, когда, собственно говоря, ты понимаешь, что есть такие люди, есть такие люди, а ты всего лишь являешься таким, полумягким арбитром и выстраиваешь, чтобы был гармоничный – я подчеркиваю это слово – гармоничный баланс. А там нет гармоничного баланса. Там есть клубок целующихся змей. То есть они на каждой встрече целуют друг друга в десна, а у каждого, что называется, была бы возможность воткнуть шило – воткнул бы. Они не гармоничны, потому что система… вот вы правильно говорите, государство – совок номер 2. Да, мы обмотали… это вот как просто, по сути дела, заткнуть крышку с паром – всё. И вопрос не недовольства нижнего персонала, который – понятно, вывел ОМОН на улице – и всё, их задавить на раз-два. Но только есть одна основная проблема: недовольство есть и среди ОМОНа, и где оно рванет… Вот в этой системе возникают внутренние напряжения, и эти напряжения никуда не сливаются.

    Вместо того, чтобы государство само развивалось на внешние рынки… то бишь всегда есть агрессия в любом человеке, в любом государстве – эту агрессию надо уметь выпускать, направлять ее в нужное русло – в экономическое русло. И вот эта задача как раз государя, государственных людей. А они занимаются просто закручиванием этого краника…

    О.Пашина
    - То есть фактически делать ничего нельзя. Нужно сидеть и ждать, пока все сожрут друг друга, а потом, в нужный момент…

    Д.Потапенко
    - Нет. Смотрите, вы же задали вопрос: Дима, ты же занимаешься чем-то? Ну вот я этим занимаюсь. Я делаю то, что я считаю нужным. Как оно срастется? Я делаю на своем уровне для той маленькой страны, микроскопической, я подчеркну страны, которая есть, с теми возможностями, пусть дохлыми, слабыми, кривыми, косыми – я не все умею, и я сам себя за эту регулярно казню, для меня главный арбитр – это я сам – каждый делает на своем месте…

    О.Пашина
    - Политикой вы заниматься не хотите. Искать каких-то союзников вы не хотите.

    Д.Потапенко
    - А какие там союзники? Они все регулярно приходят. И ко мне, ни к ночи помянуты, приехали ребята-дальнобойщики, сами приехали. Нашли телефон через кого-то, позвонили, встретились. Говорят: «Дима, нужна какая-то помощь… Тебе, если надо помощь…» — потому что там периодически какие-то хомячки вылезают — сильные специалисты, блин, в грузоперевозках – рассказать, как надо родину любить. Люди сами приехали, то есть люди сами организовываются.

    В.Дымарский
    - А они самоорганизовываются исключительно за счет собственного интереса?

    Д.Потапенко
    - Конечно.

    В.Дымарский
    - Они дальше своих интересов не смотрят?

    Д.Потапенко
    - Шире никто не пойдет.

    О.Пашина
    - Кстати, про дальнобойщиков: А почему так вот всё? Так получилось?

    В.Дымарский
    - Дальнобойщики же считают, что вот отмените этот «Платон» вместе с Ротенбергами – и все будет хорошо.

    Д.Потапенко
    - Они так не считают.

    В.Дымарский
    - Или они видят все изъяны системы?

    Д.Потапенко
    - Они видят большую часть изъянов системы, но для себя надо понимать, что там проблемы там даже не столько… Ротенберг – последняя капля. Потому что рынок транспортных услуг перегрет предложением и недогрет спросом. А, собственно говоря, если у нас не будет транспортных потоков за рубеж, если они не будут иметь возможность…, они не будут зарабатывать. И Ротенберг – это просто последняя пуля в голову. Поэтому step-by-step, нельзя сожрать слона…

    В.Дымарский
    - То есть внутрироссийская торговля…

    Д.Потапенко
    - Это все копейки. А внутрироссийская торговля падает, и это уже все признают. По-моему, последние данные – то ли 14, то ли 13 процентов, предпоследние данные были – 11 процентов. Еще раз говорю: нельзя обматывать страну колючей проволокой. У нас сейчас экономика – это колониальная экономика. Мы выкачиваем – только не мы, а вот бизнесмены, а не предприниматели – выкачивают углеводороды, меняют, и привозят потом туземцам, собственно говоря, колокольчики-бубенчики и, собственно говоря, телевизор. Ну, первое, что привезли, не к ночи помянутый, в отключенный Крым – это телевизор. Потому что, ну вот как без телевизора? То есть ни пожрать, ни там… Главное – это телевизор большой эмчеэсовский. Посмотрел нам панель, думаю: господи, что это?

    О.Пашина
    - Возвращаясь к дальнобойщикам, тем более, вы общались с ними: почему протест, который начался так ярко, он практически ушел в никуда.

    Д.Потапенко
    - А потому что его не просто сливают, ребят шельмуют… То есть первое: федеральные каналы о них ни слова. Мелкие каналы – что могут, делают. Но, собственно говоря, вы сами знаете, какая сила… какая у вас аудитория и какая девятичасовой программы «Время». Вы просто осознаете всю эту историю. Плюс подключаются «ольгинские», которые сейчас куда-то там переехали, они не «ольгинские», которые рассказывают, что все они там работают в черную…

    В.Дымарский
    - В соцсетях.

    Д.Потапенко
    - Да, в соцсетях которые формируют всю эту историю. Даже они сами признают, что подрубаются персонажи, которые не имеют никакого отношения к дальнобоям в прямом смысле; делают какие-то ассоциации, то есть, по сути дела, такие попы гапоны, то есть их сливают по полной. А ребята стоят под Москвой. А у них еще и деньги кончаются, то есть там жесть-жесть.

    Полностью
    Последний раз редактировалось stardok; 19.12.2015 в 21:20.

  3. #3
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Цитирование и обсуждение политических новостей\статей\блогов

    Дмитрий Потапенко - окончание

    О.Пашина
    - А действительно ли, так велика вера, как вы говорите, в «папу»? Потому что он вчера ответил, что «я сам из рабочей семьи…, но платить будете».

    Д.Потапенко
    - Для себя надо понимать, что кроме «папы» никто не занимается здесь ничем. Поэтому тут вопрос не веры, а вопрос отсутствия возможностей. Если бы была возможность куда-то дернуться в другое окно, и это окно бы сработало, все бы куда-то дергались. Но тут, как бы, примет «папа» это решение или не примет, к сожалению…

    В.Дымарский
    - То есть это просто такая извечная российская монархическая традиция – прийти к царю?..

    Д.Потапенко
    - Монархическая история. Но мы сами построили эту монархию, и, к сожалению, на сегодняшний день по-другому нельзя.

    В.Дымарский
    - И, кстати, в связи с этим возникает вопрос: Эта система, которая вам так не нравится, да и вам тоже, и Оксане тоже, я думаю – кто, вообще, больше виноват: те, кто ее создавали – вот эти люди власти, или то, что называется, низы?

    Д.Потапенко
    - Нет, мы виноваты. То есть поймите правильно, «папа», он реально выходец из народа. Люди, которые рядом с ним – тоже это народ. То есть не надо себя делить на «они» и «мы». Они – это мы же.

    В.Дымарский
    - Это мы такие?

    Д.Потапенко
    - Это мы такие. Еще раз говорю: это мы такие. Когда мы переносимся на полянку, когда я общаюсь со своими коллегами-предпринимателями, это мы исповедуем вот это патерналистское отношение, то есть мы ждем все время бога, царя, отца. Я понимаю, что у нас у всех были проблемы с отцами в детстве. Но черт побери, ты же вырос! Ты уже штанишки одел, ты что-то уже в штанах держишь. Ну будь любезен, иди тогда вари щи и не морочь голову. Когда ты ждешь бога, царя и отца, тогда всё — вот тебе ярмо на шею повесили и хлыст дали. Если ты хочешь просто получить тупо других рабов, то ты-то несвободный человек…

    В.Дымарский
    - Не только бога, царя и отца, а еще и государство. Все же хотят, чтобы тебе государство что-то такое сделало. Сам ничего не хочешь сделать.

    Д.Потапенко
    - Конечно. Не будешь делать. Вот об этом, собственно говоря, когда Оксана задавала вопрос, что каждый из нас может сделать: каждый из нас на своем месте может делать работу…

    В.Дымарский
    - А не идти на поклон к государству.

    Д.Потапенко
    - И не только к государству. Даже изменять государство… Потому что даже строительство государства российского – это такая же работа после работы. Собственно говоря, когда задается вопрос: «Вот ты ходишь на радио, телевидение…». Я точно могу абсолютно сказать… Это было лет пять тому назад еще, когда у меня не было никаких программ на радио и телевидении – я их сам инициировал. Когда мы, предприниматели, все время занываем, что вот нас СМИ неправильно отображают, я говорю: «Слышь, оторвали задницу – и пошли делать!» Вот, можно поныть… Вот я четыре года был в эфире: «Финам», «Сити», «Комсомолка», ОТР. Ребята, вот я после работы, которая, может быть, не самая большая, — я шел и работал еще раз. Ну, и не мне вам рассказывать, какие там ставки, что это не зарплата, на это прокормить семью нельзя, тем более, приходя на полчаса в эфирную студию. У меня секретарша, которая подписывала все время эти договоры, ржала просто над заработной платой, которую могут начислить, ну, потому что все понимают…

    Вы говорите, чтобы о нас правильно говорили в СМИ – ну так вы сделайте что-нибудь. Я просто помню, я, встав на вашу сторону, приглашаю к себе гостей. Там небольшая сетюшка маленьких супермаркетов возле метро, торгующая молочкой – все приблизительно поняли, что это в Москве. Я пытаюсь пригласить человека на беседу. То есть я, предприниматель, где будет только экономика. Блин, мне говорят: «Обратитесь к нашему пресс-секретарю». Я так: «К кому!?» Говорю: «Вас там сколько человек?» Он говорит: «Нас сто человек, но надо к пресс-секретарю».

    Вот я не знаю, как у вас, я могу вам четко внятно сказать: Если ко мне человек, чиновник приходит с пресс-секретарем, он – дебил! Огромными буквами: он дебил точно! А еще, если пресс-секретарь садиться в эфирную студию – он просто олигофрен, вариантов никаких. У меня не было ни одного ни разу… Я еще раз говорю, я не журналист, у меня кривой русский язык, «четыре» мне, видимо, ставили из-за жалости, но вот железяка: сидит в эфирной студии пресс-секретарь – я понимаю, что с гостем будет попадос. И это у меня было сто из ста. Может быть, у вас другая статистика, ничего сказать не могу. Я же, еще раз говорю, не журналист, и в союз журналистов меня не примут, потому что с языком у меня плохо…

    О.Пашина
    - Надо сказать слушателям по секрету, что Дмитрий Потапенко пришел без пресс-секретаря.

    В.Дымарский
    - Я хотел спросить. Ваш тезка Дмитрий Медведев с 8-го по 12 год – вот какая-то была смена «папы».

    Д.Потапенко
    - Условная, да.

    В.Дымарский
    - Условная. Мы же помним: «Свобода лучше, чем несвобода», «Хватит кошмарить бизнес». Ничего не сработало.

    Д.Потапенко
    - А это и не могло сработать. Вы поймите, коллеги, как оно могло сработать?

    В.Дымарский
    - Он же искренне этого хотел, я не сомневаюсь.

    Д.Потапенко
    - Ну, допускаю. На мой взгляд, задача идеологии – показывать розовый слонов, когда, собственно говоря, нечего жрать. Поэтому задачи идеология исполняет прямо на пять баллов. И дайте мне первые три кнопки ТВ и пару кнопок радио – и завтра все будут ходить в красных штанах и приседать. Потому что с помощью этого инструмента Овертона можно доказать абсолютно все и завтра легализовать каннибализм и считать, что самое прогрессивное движение – это каннибализм.

    В.Дымарский
    - Люди не понимают, что они жертва пропаганды?

    Д.Потапенко
    - Как они могут понять? С 1917 года: Кто был никем, тот стал всем. Мы снесли так называемую элиту. И все равно мы ждем царя. У нас за все эти века не возникло одно огромное слово: «Ответственность». Что при советской власти, что сейчас – не возникло слово «ответственность». А что такое ответственность? Это, в том числе, принимать того «папу», которого ты выбрал со всеми плюсами и минусами. Не с точки зрения пропаганды, а принимать, как говориться, и ставить ему на вид. Он менеджер, и точно так же, когда ты ставишь себе менеджера в мэры, ты будь любезен… он менеджер, это исполнитель.

    В.Дымарский
    - Это прямая связь между экономикой и политикой.

    Д.Потапенко
    - Абсолютно. Извините, меня всегда поражает… Мы, когда пытаемся ремонтировать кухню, что мы делаем? Мы худо-бедно ее чертим на бумажке, кто криво, кто косо. Потом мы ездим по магазинам: смотрим, что поставить. Потом мы думаем где это все расставить, как это все расставить. Потом мы вызываем таджиков, потом мы им по частям даем деньги, потом мы их выгоняем – меняем на следующих таджиков, и тоже ими недовольны. Ну черт побери! То есть мы, ремонтируя кухню, составляем план, требуем его исполнения и требуем увольнения человека. Так, черт побери! – государство российское – это твоя страна. Так что ж ты сидишь жопой ровно и ничего не делаешь? Ни составляешь плана… Когда ты приходишь к бюллетеню – раз в шесть лет кинул – всё, можно расслабиться! И потом говоришь: «Чё-то да, вот этот Вася Пупкин, он чего-то плохо… А давайте мы на Потапенко поменяем. Он чего-то говорит хорошо». Нет, не пойду, родной! Вот ты план составь, дай мне – я его исполню Нет плана – извини, я — мимо кассы, я не умею. Мне нужно ТЗ – чего ты хочешь получить — под названием «страна».

    О.Пашина
    - Они ничего не хотят. Вот вы любите исторические экскурсы. Мы за это время воспитали несколько поколений, которые радостно минимизируют свои потребности. Они говорят: «Никогда не жили хорошо, нечего и начинать» Всё. Они счастливы. Что вы хотите, сделать их насильно еще счастливее?

    Д.Потапенко
    - Нет, тут, к сожалению, мы вернемся к тому, когда нам назначили нового «папу», у него была уникальная возможность – это самая большая претензия – я сейчас ее произнесу, эту фразу дословно: у него была уникальная возможность принудить жить страну при демократии. Именно принудить, потому что, к сожалению, для того, чтобы человек начал нести ответственность, начал нести и думать… Если за 70 лет воспитано 4-5 поколений без слова «ответственность», к ответственности надо приучать. А к ответственности мы детей приучаем, извините, до трех лет. Потому что он должен нести ответственность за то, что он вытирает себе попу. И если он не научился вытирать себе до трех лет попу, он не будет ее вытирать и в 18 лет, и в 20, и в 30. И у нас выросло здоровое поколение здоровых лосей мужиков, которые живут с мамой. И он не может построить отношения с бабой, потому что он, блин, с мамой, сволочь, живет! Всю жизнь он живет с мамой, и вот что его мама там одобрит… Одобрит, не одобрит – это твоя жизнь. Тебе дали паспорт. Ты половозрелый здоровый лось – иди, ошибайся… Да, мы все ошибаемся, я ошибаюсь, у всех у нас вырастают шрамы и рубцы на шкуре, но это твоя жизнь, твоя ответственность. Может быть, это неправильно, но она неправильной может быть для кого, но она правильна для тебя. Будь мужиком, женщиной… человеком в конце-то концов.

    В.Дымарский
    - Тут главная проблема отсутствия демократии – то, что все эти чиновники – мэры, губернаторы и так далее – они отвечают только перед человеком, который их назначил, не перед избирателем.

    Д.Потапенко
    - Естественно.

    В.Дымарский
    - Хорошего назначил – хорошо. Плохого назначил – плохо.

    Д.Потапенко
    - Да. Рейтинг обеспечил… Когда мне один из губернаторов говорит: «Вот ты мне рассказываешь, а у меня в регионе 5 тысяч городов с населением 20 тысяч человек, и я, естественно, буду врать им, что я проложу дороги, сделаю то… Потому что экономически нецелесообразно это прокладывать». Я говорю: «Слышь, ты, мужик, ну вот хорошо, пусть тебя «папа» назначил, но дальше действуй по-мужски. Если ты понимаешь, что экономика региона не тянет туда прокладывать дороги, значит иди и общайся с этим людьми. Получай по рогам за то, что не можешь проложить дороги. И все, что ты можешь говорить: «Ребята, есть компромиссный вариант, — условно говоря, — придется переселяться туда-то…» — но это будет мужской поступок. Да, ты огребешь очень много. Да, может быть, ты отработаешь единственный и неповторимый, да, может быть, один срок, а даже, может, и не доработаешь. Но это будет создание региона. Если ты хочешь, конечно, сохранить свое кресло и жить на этим кресле ровно, то да».

    К сожалению, в этом-то и проблема, что они все идут на сделку с совестью. А сейчас, по сути дела, к власти должны прийти люди, которые предадут систему. Потому что мы находимся настолько в глубоком… Вот сейчас экономисты говорят, что следующий президент получит все проблемы. Да он не получит и десятой доли проблем, потому что сейчас мы сифилис лечим присыпками. Мы полируем все, а носик-то уже провалился, он уже давно провалился. И сначала придется – к сожалению, будет очень шоковая история – осознать, что у нас нет ни носа, что у нас кости уже посыпались; и что мы раскрутили глобус, потыкали туда пальчиками и поссорились со всеми рынками…

    В.Дымарский
    - В общем, надо зачать нового человека, новый организм.

    Д.Потапенко
    - Конечно, надо зачать новое. И то, что у нас есть от нужного, всего от силы 10-20%. Вот эта пропасть между реальностью и этим заполированным сифилисным носиком, она колоссальная. Потому что, еще раз говорю: мы поссорились с рынками. Мы все время говорим, что мы боремся за то, за пятое и десятое. Еще раз говорю: экономика является первичной. А потом либо появляется политика НРЗБ она и в дерьме экономика. Другого варианта нет. Мы сами себе все порезали. Это наша проблема, в том числе, и моя. Как-то так.

    В.Дымарский
    - Вы очень часто в своих выступлениях ссылаетесь на зарубежный опыт. Вы работаете во многих странах и так далее. У меня тоже есть, во-первых, не предпринимательский опыт…

    Д.Потапенко
    - Тем не менее.

    В.Дымарский
    - У меня есть опыт жизни. Там тоже очень тяжело, это очень тяжелое дело – предпринимательство.

    Д.Потапенко
    - Однозначно. Бюрократия там в разы жестче и хлеще.

    В.Дымарский
    - Я во Франции жил, там ужас…

    Д.Потапенко
    - Там вообще социализм победил, что называется. Там надо, что называется, черненьких и желтеньких нанимать на работу. Главное – чтобы у них был местный паспорт. Там социализм победит и страна еще хлебнет этого так называемого социализма. Социализм – это всего лишь схемотехника, когда кто-то за тебя уже что-то платит, кто-то конкретный – тут надо для себя понимать. Бюрократия там существенно хуже. Но там есть другая фишка. Дело в том, что, по большом счету, государства, как машины, там не существует. Оно существует, по сути дела, в виде программного обеспечения и набора законов. То есть там чиновник уязвим. То есть можно совершенно спокойно посудиться или, там, Трампу, послать по известным адресам… Существующего президента, существующую там экономическую власть он [Трамп] может с большой трибуны послать по известным адресам, и после этого Трамп не будет лежать звездочкой и ему не будут вколачивать, что называется, эти «космонавты», как надо любить Обаму. Это не будет – от слова «совсем». У нас, извините, завтра список «Форбс» просто выйдет на трибуну «Пионерской правды», скажет что-то по поводу «папы» — и завтра [же] им скажут: «Джентльмены, пройдите сюда, распишитесь и отойдите в сторону, потому что у нас есть следующий кандидат на эту должность».

    О.Пашина
    - Уже никто не скажет, потому что был пример, и все всё понимают.

    Д.Потапенко
    - Да, уже все понимают, конечно, собственно говоря. «Мечел» у нас… «Где у нас этот джентльмен? А где у нас врачи из Следственного комитета? У нас хороший Следственный комитет, там работают хорошие хирурги». Поэтому у нас вся эта история, она развивается, понятно как.

    В.Дымарский
    - Ну что, будем благодарить?

    О.Пашина
    - Да, спасибо!

    В.Дымарский
    - Дмитрий, спасибо вам большое за этот эмоциональный всплеск.

    О.Пашина
    - Предприниматель Дмитрий Потапенко. И будем ждать.

    В.Дымарский
    - И приходите еще к нам.

    Д.Потапенко
    - Зайду, конечно.

    В.Дымарский
    - Может быть, раскачаете все-таки людей.

    Д.Потапенко
    - Я думаю, что не только… Во-первых, там основная проблема за «башнями» и «башни» рвут друг друга очень серьезно, и это все выльется наружу.

    В.Дымарский
    - Да, а мы безбашенные.

    Д.Потапенко
    - Да.

    Полностью

  4. #4
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Кризис в России

    Страшные прогнозы

    Д.Потапенко
    - Ну что, начнем с главного. Вот у нас экономика такова, какова она есть. Владислав, вот ты мне объясни, вот эти все тенденции с нефтью – как она скачет, туда-сюда – худо бедно просчитываются с какой-то определенной степенью вероятности. Они просчитываются, в том числе, и по самому высокому верху.

    Понятно, что они относятся к нам, как к расходному материалу, и мы для них издержка. Но хотя бы для того, чтобы сохранять себя и свои команды, я не побоюсь этого слова – там пять команд, которые тусуются вокруг – почему они ведут политику неразвития экономики?

    В.Жуковский
    - Мне кажется, что здесь ответ на вопрос очевиден. Знаете, вопрос о том, почему в России нет среднего класса, его не может быть – он не нужен, потому что экономика…

    Д.Потапенко
    - Я с тобой здесь сразу поспорю. Средний класс у нас есть…

    В.Жуковский
    - Вымирающий…

    Д.Потапенко
    - Нет. Это были менты. Это были все люди в погонах. Потому что вот «Нева Турс» завалилась только по одной причине… Причем я сразу могу сказать, что меня, например, возмущает, когда взрослые половозрелые мужики — может быть, они не очень правильно выполняют свой долг по охране общественного порядка – но почему их лишают права просто банально отдохнуть?

    В.Жуковский
    - Чтобы они ездили в Сочи, Краснодарский край, в Крым, и оставляли деньги свои здесь, местным коммерсантам.

    Д.Потапенко
    - Ну, все-таки вернемся…

    В.Жуковский
    - Да. Если говорить все-таки про то, почему не создается поляна, почему не создаются точки роста, почему не создаются новые возможности…

    Д.Потапенко
    - Хотя бы для себя.

    В.Жуковский
    - Ну так для себя создать – нужно иметь какую-то цель, какие-то задачи, какие-то сроки. Необходимо понимать, как вы потом будете эту поляну между собой пилить. А когда, собственно говоря, идет эта битва кланов, когда средний класс создает только лишние издержки, о чем уже правильно было сказано. То есть мы встроены в мировую экономику как реально одна из низкопередельных ресурсно-сырьевых «экономик трубы».

    Поэтому для нас средний класс – он и есть издержка, он есть лишняя головная боль, которая чего-то потребляет, чего-то хочет, она покупает импортные товары. Импортные товары – это отток капитала из страны. Она требует повышения заработных плат. Повышение заработных плат – это недополученная прибыль, собственно говоря, тех, кто сидит там, в госмонополиях, госкорпорациях, госбанках. Поэтому средний класс он нужен в той экономике, где есть задачи развития несырьевого комплекса, где есть задачи создания какой-то реальной НРЗБ именно в хайтеке, как говориться. А если вы чисто импортер, который живет по принципу: продал нефть – купил продовольствие, медикаменты, бытовую технику, электронику, то чем меньше среднего класса, чем беднее и более нищее население, тем меньше проблем, собственно говоря, у тех, кто сидит там на трубе, потому что нет политических запросов, нет свобод, нет всего остального…

    Д.Потапенко
    - Согласен. Вопросов нет. Тогда вопрос: А зачнем они тогда растят сами себя? То есть, исходя из этой логики – если бы вождем был я, условно-мифологически – то я бы не растил такое количество… ну я назову это министерства и ведомства, потому что правильно – это отжирает из того бюджета, из той лохани бюджета, которая есть лишнее вот это все. Понятно, что народ – это расходный материал, это вообще надо спилить на голову…

    В.Жуковский
    - 80% россиян просто объективно лишние по всем подсчетам. Чтобы было понятно, у нас нефти добывается как в Саудовской Аравии, примерно 10, 5 миллионов баррелей в сутки, при этом населения не 35, а 142 миллиона человек плюс климатические условии. Итого, в России целесообразно проживание не больше 20-25 миллионов россиян. И живут нормально в России сегодня 20-25 миллионов россиян. Да, собственно говоря, там: чиновники, госменеджеры, Совет Федерации, газпромы, сбербанки, роснефти – национальное достояние, плюс те, кто их немножечко обслуживает. Поэтому 80% россиян – это те, кто в ближайшие 2, 3, 4 года будут выброшены за обочину нормальной социальной жизни. Это бедные, полунищие и нищие. Грубо говоря, 3 года назад бедных было 63% населения страны – это оценки института социологии Российской академии наук, и, собственно говоря, официальные оценки Росстата – кто живет за доходы ниже среднего. Сейчас таких уже 75%. Будет 85%. Ну, собственно говоря, просто не хватает на всех кормовой базы.

    ***

    В.Жуковский
    - Нам же сказали на Гайдаровском экономическом форуме, что все наши проблемы сегодняшнего дня – это результат грамотной, взвешенной макроэкономической политики прошлых лет. Два года назад сказал Дмитрий Анатольевич Медведев, председатель правительства, в этом годи и прошлом году – Греф, Кудрин и прочие говорили, что, действительно, мы очень хорошо жили в «нулевые» годы, мы задрали уровень жизни, у нас опережающими темпами росли доходы, не росла производительность труда… Причем, если посмотреть, где производительность труда не росла, то это все госкомпании. В «Газпроме» в два с половиной раза вырос штат при неизменной добыче сырья.

    ***

    В.Жуковский
    - Я про что говорил – мысль, что нужно загнать население в нищету, и сделать так, чтобы не было денег ни у бизнеса, ни о россиян, ни у пенсионеров. Это в принципе очень классная мысль с 90-х годов идет: если не будет рублей, не будет доходов, то, собственно говоря, и издержки будут меньше и рабочая сила будет дешевле, и экономика будет производительней и конкурентоспособней. То есть нас заставляют в мировой экономике перейти из разряда стран с развивающейся экономикой в разряд стран вечно недоразвитых. Мы не будем там конкурировать ни по интеллекту, ни по хайтеку, ни по человеческому капиталу, ни по уровню образования; будем конкурировать просто по НРЗБ (рабочей силе? - s.). И будет она у нас ниже у нас, стоить дешевле, либо в где-нибудь во Вьетнаме в Таиланде.

    Поэтому задача – загнать в среднесрочной перспективе курс рубля к доллару за 100-120, чтобы ваши рублевые издержки обесценились, и еще рублевые издержки желательно держать заниженными. Ну а то, что у вас будет дифференциация зарплат, где-нибудь руководителей «Газпрома», «Россети», «Роснефти», которые получают по паре миллиардов рублей и, собственно говоря, только чистыми, белыми и без всяких нетрудовых доходов, с одной стороны, а с другой стороны, зарплата в реальном секторе может быть в регионах 15, 20, 25 тысяч рублей. Ну вот, собственно говоря, к вопросу о том, кто больше ест. Поэтому, я так понимаю, что реально вектор взят на то, что «резать косты», но «резать косты» именно не за счет сокращения откатов, раздутых смет затрат по газопроводам… У нас любой километр газопровода, к сожалению, «Газпрома» примерно в 3,5 – 4 раза дороже, чем в Китае либо в Норвегии.

    Д.Потапенко
    - Насколько я помню, и дороги у нас чего-то в районе 5,7 дороже, чем в Германии.

    В.Жуковский
    - Дороже, чем в Германии, по-моему, да – там раза в 3-4 точно, и чем в Китае – раз в 8.

    ***

    В.Жуковский
    - Большинство россиян, они сейчас лишатся даже минимального уровня даже физиологического выживания. То есть официально нищих 20,5 миллиона человек. Неофициально нищих, если брать ту же разбивку Росстата и смотреть распределение населения по душевым доходам, то ровно 50% россиян – 72 миллиона человек не имеют душевого дохода в 20 тысяч рублей. 20 тысяч рублей – это по всем подсчетам реальный прожиточный минимум. То есть не 10,5, а 20,5 тысяч рублей.

    Итого, в России реально нищих примерно 72,5 миллиона россиян – половина; еще примерно 20-25 – это полунищие, бедные; и там предбанник среднего класса процентов 10%. Ну и средний класс в лучшие годы был 18-20%%, сейчас около – 13% и будет около 8%. Поэтому крепостное право было даже в чем-то более справедливо, чем сегодня, потому что был гарантированный прокорм, чтобы по-человечески выжить. А сейчас-то и этого нет.

    ***

    В.Жуковский
    - Знаете, что пишет Росстат, что у нас… то есть они же интересно рисуют статистику себе…

    Д.Потапенко
    - Они вообще художники, у меня такое ощущение.

    В.Жуковский
    - Эти люди однозначно имели твердую «пятерку» по изобразительному искусству в начальной школе. То есть как они мастерски рисуют цифры – это, конечно, шедеврально. Потому что нарисовать, с одной стороны, рост цен на продукты питания в полтора раза по некоторым товарным группам, в целом инфляция 13% — это надо уметь. Притом, что все ходят в магазины, все понимают, что товары, услуги первой необходимости в полтора-два раза выросли железно. Все мясо, ну мясо – в полтора. Рыба – в два раза минимум. Фрукты, овощи, плодоовощная продукция – все ж понятно. Поэтому вот это обнищание, глобальный тренд 15-го, 16-го, 17-го годов – это именно этот погром среднего класса, люмпенизация населения, и деквалификация всего и вся, потому что нищее население не может развивать экономику несырьевого типа. То есть если у вас население бедное и нищее, ему нечего покупать – у него нет денег. Поэтому что бы вы здесь не создавали – фермерские продукты питания, машиностроение, станкостроение – не будет инвестиций, продажи нерентабельны, убыточны. А вместо того, чтобы перенаправить спрос населения на отечественные товары, услуги за счет того, чтобы развивать внутреннего производителя протекционистскими методами какими-то – говорят, что мы этого делать не будем. НРЗБ так, что ваша рабочая сила будет дешевле, чем в Китае. По этому показателю мы Китай обходим. В Китая средняя зарплата в промышленности 765 долларов, в России после девальвации – 455.

    ***

    В.Жуковский
    - В «нулевые» годы можно было себе позволить и «вставание с колен» и рост численности населения страны, потому что в Россию притекали нефтедоллары. На 3,5 триллиона долларов было продано сырья. Триллион 800 – нефти, триллион – нефтепродуктов, 800 миллиардов газа, около 60 миллиардов сжиженного природного газа. 3,5 триллиона долларов мы продали. Часть — проели, часть — украли, часть — в бюджет, часть — бюджетникам, часть – кому-то, и в принципе было не страшно, что население не сокращалось, а его темпы сокращения падали и даже потом стали немножко расти. Сейчас, собственно говоря, эту лохань надо будет пустить, поэтому население будет в условиях негативных экономических тенденций меньше рожать, чаще умирать. Медицина становится платной, медработников только в Москве… Это только начинается. То есть, о чем вы говорите! Этот процесс начался, просто он начался тогда…

    Д.Потапенко
    - Поздновато как-то.

    В.Жуковский
    - Раньше казалось, что нефть будет дорожать-то в небо! Нам же говорили, что нефть будет и 150 и 200, и 300 долларов за баррель.

    Д.Потапенко
    - Подожди, нам-то они говорят это…

    В.Жуковский
    - Они в это верят! Они верили в нефть 110 долларов за баррель до упора. У нас были мероприятия – «Деловая Россия», «Опора России» НЗРБ, Госдума, Совет Федерации, правительство — проводили… Люди верили в нефть 110 долларов до конца 14-го года, не понимали, что она упадет. И когда мы писали, рисовали, что нефть – это производная от динамики цен, от динамики американского доллара, динамики процентных ставок, от глобального цикла, собственно говоря, стоимости капитала, — они не понимали, они говорили: «Не может дешевле 100, ну 90 долларов». А когда она стала 30, стало понятно, что реально как бы треть населения, половина – лишняя.

    Д.Потапенко
    - Меня-то как раз это и смущает – что они верили в то, что говорили народу. То есть, когда идет фарисейство, когда они использую идеологическую машину для того, чтобы вкладывать в голову… «стойте так – мы все уладим» — это я упрощенно скажу, но то, что они верят сами – вот для меня не совсем понятно. Хотя я с тобой не могу не согласиться, что да, так оно регулярно происходило и будет происходить. Другое дело, что мы будем дальше.

    О’кей. Хорошо. В этой ситуации, по твоим оценкам – как будет развиваться ситуация?

    В.Жуковский
    – Я-то все-таки больше как трейдер и как биржевой эксперт, экономист, все-таки думаю, что у нас полноценный валютно-финансовый кризис, причем мощнейший, острейший: мы только входим в эту начальную фазу падения. И вот то, о чем я говорил летом 15-го года и в 14-м году, и есть видеозаписи, которые были… ну было же понятно, что это только первая фаза падения на дно, то есть дна нет. Дно – оно вечно ускользающее, вечно убегающее.

    Д.Потапенко
    - И все время оттуда стучат и копают.

    В.Жуковский
    - Да. Российский рубль – самая крепкая валюта: пробивает любое дно. И российская экономика тоже самая крепкая и в этом плане устойчивая. Поэтому у нас нет вообще дна падения ни по экономике, ни по рублю. То есть ни 85, ни 100, ни 115, ни 120 рублей за доллар не предел. При этой цене на нефть в 32 доллара за баррель, 31 доллар за баррель, чтобы бюджет закрыть, нужно делать курс рубля к доллару 103-105 рублей за доллар минимум.

    Д.Потапенко
    - Это сейчас, ты имеешь в виду?

    В.Жуковский
    - Да. Чтобы 3150 рублей стоила бочка нефти Urals. Причем наша нефть Urals сегодня в Европу идет по 26 долларов за баррель. При этом обменном курсе это 2050 рублей. Чтобы было понятно: в 2011-го по 2014-й нефть стоила 3650-3800. То есть сегодня нефть на минимальных отметках рубля с 2007 года. А с учетом накопленной инфляции – потому что рубль сегодня и пять лет назад – вообще, две большие разницы…

    Д.Потапенко
    - Принципиальные, я бы сказал.

    В.Жуковский
    - Потому что падает его покупательная способность. И сегодня нефть в рублях стоит минимально, как бы на минимумах по март, либо апрель 99-го года. Поэтому то, что мы сегодня валимся теми же темпами, как в 99-м году, когда у нас реальные зарплаты даже в отчетах Росстата падают на 10%, а если оттуда убрать чиновников, сотрудников внешторгбанков, сбербанков, газпромов, то реально зарплата у 80% россиян падают на 20, 30, 40 процентов, и розничный товарооборот падает официально – 13%, неофициально – 20-25%%, то, собственно говоря, вот тебе и масштабы падения. То есть валютно-финансовый кризис перерастает, собственно говоря, в полноценный экономический, экономический – в социальный, социальный – уже в гуманитарный, потом – политический. То есть мы просто будем идти постепенно.

    Д.Потапенко
    - Step by Step.

    В.Жуковский
    - Step by Step, и придем в итоге к колоссальным уже политическим, на самом деле, потрясениям. Просто сначала взорвется социалка. Социалка пока не взорвалась, пока еще на подножном корму. Вот 15-й год – мы в чистом виде проедали сбережения. У нас расходы россиян – то что цифры Росстата есть – официально превысили его доходы почти на триллион рублей. То есть люди просто проедали свой загашник.

    Источник

  5. #5
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Кризис в России

    Д.Потапенко
    - По моим оценкам, смотри, давай подумаем. Вот я по Малинину-Буренину – мне кажется, что 16-й год – они еще запасы поцыганят и 17-й — поцыганят. Они, мне кажется, до электорального цикла будут дотягивать, то есть до 18-го дотянут, еще полгода после 18-го, а потом, собственно говоря, отпустят ситуацию, причем, скорей всего свалят это на какого-нибудь… Тогда же будет и новый президент, собственно говоря, Америки, а он как-то по практике, скорей всего, окажется такой парень, который строит идеологию на противодействии всему миру, и будет что-нибудь в российской риторике, и на него, мне кажется, все спишут.

    В.Жуковский
    - Я согласен, что может быть так, но я не отвожу два-три году – думаю, что все будет гораздо быстрее.

    Д.Потапенко
    - Быстрее всё пойдет?

    В.Жуковский
    - Я думаю, что, во-первых, зависит все от одного только фактора – это цены на нефть. То есть нам не страшно упасть в нефти на 15, на 10 долларов, если потом отскочим на 60. Нам важно – как долго мы будем находиться на стабильно низком уровне.

    Д.Потапенко
    - На стабильных 30-ти, ты хочешь сказать?

    В.Жуковский
    25-30 стабильно на полгода-год – на самом деле рассыплется все. То есть они 15-й год закрыли с падением экономики в 4,5%, в 4% — пускай – при нефти средней по году 53 доллара за баррель. Сейчас мы начали год с 32-х. Вот считай, в два раза ниже нефть, то есть экономика рассыплется у них просто в хлам, как и бюджет, как и платежный баланс, как и региональные бюджеты, где 2,5 триллиона рублей долгов, и денег нет вообще.

    Д.Потапенко
    - По-моему, 75 у нас регионов из 86-ти – ты меня поправь – они закрылись с минусами.

    В.Жуковский
    - Ну, примерно. Честно говоря, там о цифрах спорят. Я видел цифру – 65, но я в нее не верю. Я думаю, что гораздо больше – я думаю, что регионов 7 в плюсе, остальные все – в минусе. Как бы да, регионы посыплются, в регионах реально денег нет по большому счету. И поэтому нефть стабильно внизу постоит – рубль они вынуждены будут опустить далеко на дно. То есть, почему сегодня крепкий рубль? Вот сморите: казахи упали с августа девальвации в два раза: со 180 – на 370 тенге. Я правда, тебе говорил ровно в начале девальвации, но народ не верил, теперь НРЗБ спрашивают.

    Рубль сегодня очень сильно перекуплен, очень сильно дорогой рубль. Как это делается? Очень простой механизм. С одной стороны, Центральный банк России делает все, чтобы не было рублей в экономике. Он на 3,5 триллиона рублей сократил рефинансирование банков и экономики через операцию рублевого рефинансирования. Параллельно выливают валюту через РЕПО так называемое, то есть валютное рефинансирование. С другой стороны, задранные процентные ставки до небес. С другой стороны, собственно говоря, продажа идет выручки экспортная нашими госкомпаниями, нашими госбанками. Поэтому, если сегодня эти факторы исключить, то наш рубль укатится далеко за 95, за 100 рублей за доллар в течение трех-четырех недель.

    Д.Потапенко
    - Зато смотри, как хорошо: будет доллар меняться на одну бумажку банковую.

    В.Жуковский
    - Очень удобно, округлять можно.

    Д.Потапенко
    - Один к ста и всё, и не морочить голову!

    В.Жуковский
    - Просто фишка в том, что когда они это сделают – я же говорю про то, что нефть будет дешевая стабильно, и они это сделают – выбора не будет. И вот тогда у них снова всплеск цен, снова раскрутка маховика инфляции, снова провал инвестиций, провал потребления. А потребление в России – это 52% ВВП, инвестиции – еще двадцатка, госрасходы – двадцатка, но госрасходы режут… Поэтому у нас вообще ни одного фактора выхода из кризиса, вообще ни одного.

    ***

    Д.Потапенко
    - Все-таки по моим расчетам, два-три года они могут вытянуть. У них есть на это деньги физически. Знаешь, вот, если бы директором был я, если бы я был, знаешь, мистер Зло, то я бы, условно говоря, выгнал бы всех с непонятными паспортами, наших бы перевел – как мистер Зло – в состояние гастарбайтеров, то есть с зарплатой 5-7 тысяч рублей, 10 в Москве – ну, чтобы они заполнили места нянечек и всех остальных. Большую часть, по крайней мере, так называемого креативного класса – я бы разрешил выезд куда угодно в любое время, то есть не закрывал бы границы и отправил бы их с богом, главное – чтобы они имущество здесь оставили. Ну как-то так.

    В.Жуковский
    - Дима, смотри. Ты говоришь, что деньги есть, но самое удивительное, что денег-то реально особо-то и нет. То есть пока не произошло обвала рубля с 33-х на 75 рублей за доллар, в Резервном фонде и ФНБ в совокупности лежало 4,5 – 5 триллионов рублей. Когда они рубль грохнули в октябре, ноябре, декабре прошлого года, стало ни с того ни с сего 10 триллионов рублей. То есть в принципе магия чисел очень простая: в долларах у вас ничего не увеличивается, а в рублях за счет того, что вы грохаете валюту, у вас как бы циферки растут. Но они не учли другую тему – что у них и долго-то вырос, благодаря валютной переоценке…

    Д.Потапенко
    - Но у кого? Подожди-подожди! Вот тут я с тобой не согласен. Я, когда рассматриваю наших чиновников и иже с ними – они очень талантливы. Они сделали, на мой взгляд, очень правильный вывод из 98-го года. Тогда они запускали вот эту ГКО-шку и всё остальное. И всех как чайников… если кто забыл: в 98-м году все предприятия были вынуждены, их принуждали, что называется, входить в эти ГКО. Здесь они сделали очень правильный вывод. Я вот внимательно слухаю наших вождей – они говорят: «Смотрите: у нас страна с самым низким долгом». Они сделали просто – они нарисовали кучу печатей, назвали их очень красивыми… там с факелами на логотипчиках, и теперь, если вдруг чего, они говорят: «Это не мы должны, это должны. Это должны эти…».

    В.Жуковский
    - Это госкомпании.

    Д.Потапенко
    - Да, это печати. Если что, они перерисуют новые печати.

    В.Жуковский
    - Да, Дима, я согласен…

    Д.Потапенко
    - Они ж талантливые!

    В.Жуковский
    - Да. Просто тезис о том, что у них есть 2-3 года… На самом деле, они грохнули рубль при нефти в 45-50 долларов за баррель. При нефти в 25-30 они его грохнут еще в два раза. Выбора не будет. В полтора-два раза железно девальвация: за сотку, за 125 пойдет.

    Д.Потапенко
    - Я бы на их месте, между прочим, сделал бы не девальвацию, а деноминацию бы сделал.

    В.Жуковский
    - Смотри, девальвацию до двухсотки – потом нули зачеркнуть, и будет не 200, а 20 рублей за доллар.

    Д.Потапенко
    - Ты бы сделал в два этапа. Ну, в целом можно…

    В.Жуковский
    - Можно НРЗБ, можно и меньше. И фишка-то в чем – в том, чтобы у них были деньги еще на два-три года, им придется рубль рушить. Обвал рубля… Почему не делает Центробанк обвал рубля? Потому что это рейтинг первого лица. Обвал рубля – это автоматически… Можно списать на Обаму, на Госдеп, на Меркель, на происки…

    Д.Потапенко
    - Подожди, он сейчас уйдет, он последний…

    В.Жуковский
    - Вот на него и надо повесить все проблемы.

    Д.Потапенко
    - Я бы повесил на следующего негодяя.

    В.Жуковский
    - Я про то, что денег не будет. Если не будет девальвации, у них не будет денег на два-три года.

    Д.Потапенко
    - Деноминацию делать и все.

    В.Жуковский
    - Ну, как вариант – да.

    Д.Потапенко
    - И первое лицо будет сохранено, и всем будет хорошо.

    В.Жуковский
    - Да. Только надо чем-то надо будет заплатить пенсии.

    Д.Потапенко
    - Бумажками.

    ***

    В.Жуковский
    - Буквально позавчера прошла информация, что профильный комитет Госдумы настаивает на возможности простых россиян покупать бумаги ОФЗ, собственно говоря, не только через брокеров, но и через банки, вообще, где угодно, почти на улице. То есть мы и сейчас покупаем – я для своих клиентов ОФЗ покупаю, и валютные еврооблигации нашего государства…

    Д.Потапенко
    - А я бы пошел бы дальше…

    В.Жуковский
    - То есть пирамида начинает строиться. То есть они построили на региональном долге пирамиду, построили на корпоративном, а теперь пора строить уже, так сказать, на социальном НРЗБ.

    Д.Потапенко
    - Надо делать тогда по-другому. Надо тогда им предложить… вернее, они нас все равно подслушивают и подсказки подслушивают…

    В.Жуковский
    - Плохого посоветуешь!

    Д.Потапенко
    - Просто зарплату надо увеличивать ОФЗ-эшками!

    В.Жуковский
    - А это есть такая мысль, на самом деле.

    Д.Потапенко
    - Так вообще… то есть принудительно. Зарплату у вас сохраняют. Делаем всем зарплату по 5 тысяч, а все остальное – вот этими бумажками.

    В.Жуковский
    - Принудительный заем военного типа для ведении военных операций в Сирии и на Украине. Это нормально.

    Д.Потапенко
    - Не-не-не, надо что-нибудь такое, миротворческое. Это ты как-то так…

    В.Жуковский
    - Ну по борьбе с Госдепом… Фишка в том, что пирамида будет строиться. После пирамиды следующий этап: сначала зажимание социальных расходов, сначала падение уровня жизни, заморозка зарплат, повышение налогов на комерсы, причем НРЗБ доить будут первые, потому что они самый бесправный класс, их 3% населения страны было, причем они барыги, традиционно спекулянты и как бы это криминал, им нельзя верить, доверять, поэтому их первых грохнут. НРЗБ. Вслед идут пенсионеры, накопительные пенсии, капитальный ремонт, перекладывание ЖКХ на население, платное образование и медицина. А когда и здесь денег не будет – там обвал рубля и пирамида ГКО-ОФЗ. Поэтому все это будет и к этому идет.

    Д.Потапенко
    - То есть ты думаешь, что эта история будет длинная… вернее, короткая?

    В.Жуковский
    - Да. Я думаю, у них нет ни семи лет, ни пяти лет. То есть, если не будет чуда где-нибудь в Америке — Америка не включит печатный станок…

    Д.Потапенко
    - А на фига им? У них все хорошо.

    В.Жуковский
    - Они только стали повышать процентные ставки, он только стали, собственно говоря, стали вытягивать капитал со всего мира. Им сейчас надо реально завалить китайцев, европейцев, попилить их рынок и еще поднагнуть саудитов, поэтому им сейчас дорогой доллар, на самом деле – в путь дорогу, в помощь.

    Сейчас доллар находится на отметках 2003-го года – уйдет на 2001-й года. То есть по индексу доллара к ключевым валютам он вырастет процентов на 20-25. К рублю, к тенге, к какому-нибудь молдавскому леву раза в полтора-два легко может возрасти. И, собственно говоря, нефть будет 20 долларов, как она была в 2001 году.

    Кстати говоря, мы уже тогда были в рецессии – в 2002-м году. У нас кризис начался реально «экономики трубы» в 2002-м году, когда цены на нефть упали, и наша экономика после выхода из кризиса при Примакове – Маслюкове ушла в рецессию в 2002-2003-м годах. Если бы не операция «Буря в пустыне» вот эта, в Ираке которая там была, вторая часть, то и нефть бы не пошла в небо, то мы бы были в этом кризисе уже тогда.

    ***

    Слушатель
    - Михаил из Москвы. Скажите, пожалуйста, как вы думаете, будет ли государство вводить валютный контроль?

    Д.Потапенко
    - Так, спасибо, Михаил. Владислав, я со своей стороны начну…

    Слушатель
    - Ты – первый, я – второй.

    Д.Потапенко
    - Да. В моем понимании он уже пошел, потому что то, что сейчас вас регистрируют по ИНН, но пока еще понятно, что банки до конца это еще не сделали и то, что будут 13% с вас снимать за рост курса – я говорил об этом, что будет валютный контроль. Я думаю, что еще Владислав дополнит, он об этом тоже говорил достаточно давно.

    В.Жуковский
    - Да, на самом деле, все к этому идет. То есть это такие предконечные времена. Причем не мы одни об этом заявили. Уже, насколько я понимаю, то ли Казахстан, то ли Азербайджан тоже пошли по этому пути…

    Д.Потапенко
    - Да, они так и сделали.

    В.Жуковский
    - Поэтому, на самом деле, вектор взятый всеми. То есть 16-й год – только начало движения, и чем ближе мы к 85-100 рублям за доллар, собственно говоря, будет закручивание гаек, и мы вернемся в эпоху 90-х годов, когда все покупали, продавали валюту по «серому» курсу у дилеров на улице возле магазинов в крупных городах…

    Надо понимать, что мера на самом деле абсолютно бессмысленная, потому что ни бабушки, ни дедушки, ни даже пресловутый вымирающий средний класс, которого уже не 20%, а 13%, а будет 6% – не они валят рубль. Валят рубль на самом деле те ребята, которые работают с инсайдом рядом с Центральным банком страны, которые являются тремя-четырьмя маркетмейкерами и знают, чего делает Центробанк. Собственно говоря, им по рукам никто не ударил. Хотя президент же сидел, по-моему, 11 декабря 14-го года и говорил, что «мы же знаем вас, спекулянтов; мы вам дадим по рукам – никто из вас не озолотится» — и через 4-5 дней рубль уходит с 52-х на 80 рублей за доллар. Нет, мы этот вопрос поднимали, и на национальном финансовом совете тот же Глазьев этот вопрос поднимал, что давайте же найдем, кто заработал и кто ж там реально был рядом… Поэтому эта мера абсолютно…

    Д.Потапенко
    -Ну, это очень близкий круг будет.

    В.Жуковский
    - То есть денег у населения особо нет. Те, кто могли быть в валюте – они в валюте с 2009-го года. Те, кто в валюту не ушел – это бабушки и дедушки, которые побегут продавать рубли, покупать валюту НРЗБ, они 16 декабря 14-го года бежали покупали валюту по 80 рублей за доллар, а через два дня их высадили по 62, по 58. Поэтому это нормальный такой лохотрон, когда те, кто понимают, что происходит, нам рассказывают по телевидению, что рубль – это тихая гавань, и это спасение, а эта проклятая зеленая бумажка скоро обесценится, Америка нагнется. А сами эти чиновники уже давно в валюте и недвижимость в иностранных юрисдикциях, и у них проблем нет.

    ***

    Слушатель
    - Как можно строить проект, когда исходные данные все лживые, когда инфляция, когда цена корзины… Вот где можно эти данные увидеть, посмотреть, с кого можно спросить за все это, что происходит с этим бесконечным враньем?

    В.Жуковский
    - Ну, простым языком – они говорят народу, что рост цен в экономике был в целом по всем секторам в целом примерно 6,5-7,5 процентов, поэтому экономика упала на 4 процента. Если вы ходите в магазины, вы занимаетесь бизнесом, вы понимаете, что ваши издержки выросли не на 7%, а на 15, 20, 30 – ваши цены конечные на прилавках магазинов выросли процентов на 30, 40, 50, а то и раза в два – как медикаменты, продукты питания. Поэтому реальный дефлятор, либо индекс цен по экономике не 6, а процентов так 13-15 минимум. И наша экономика сегодня падает не на 4%, а минимум процентов на 12-13, то есть то, что реально… Где взять? Взять негде. То есть эти оценки можно делать самим прикидочно либо экспертно. Есть, по-моему, Василий Симчера, бывший руководитель научно исследовательского института Росстата. Он ушел оттуда со скандалом, сказав, что "не могу больше смотреть на это вранье", и что все цифры липовые, все рисуются так, чтобы не портить настроение руководству страны, и чтобы было чего хорошего доложить россиянам по телевизору, чтобы не волновались. У них карман-то пустой – а оказывается, жить стало лучше.

    Источник
    Последний раз редактировалось stardok; 17.01.2016 в 16:48. Причина: опечатка

  6. #6
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Кризис в России

    Д.Потапенко
    - Меня очень порадовало выступление наших ведущих не экономистов, а вождей, которые сказали: «Вот смотрите, у нас в первый раз за насколько десятилетий несырьевой экспорт опередил сырьевой». Ну, это означает, по-русски надо было сказать: «Знаете, в целом-то мы продаем несырьевого столько же, сколько продавали, а вот сырье у нас село на попу ровно!» Продолжи. Может быть, я что-то неправильно сказал!

    В.Жуковский
    - Простым языком все правильно было сказано. Но у нас какая ситуация. У нас в целом товарооборот по нашей экономике падает официально на – могу сейчас ошибиться – на 32-33 процента. Причем импорт падает быстрее, чем экспорт. Причем импорт станков, машин, оборудования, семенного фонда, хайтека падает итого на 45-60 процентов. А импорт, кстати говоря, товаров широкого народного потребления падает меньше – процентов 25-30, 33. Иными словами это падение импорта, которым хвастают наши чиновники, на самом деле говорит о том, что наша экономика в инвестиционной коме, то есть никто ничего производить и вкладывать деньги не хочет. Поэтому нет спроса ни на хайтек, ни на машины, ни на оборудование, ни на комплектующие, ни на расходники.

    По поводу несырьевого экспорта, действительно, как бы, у нас 63-64 процента нашего экспорта до обвала нефти приходилось на нефть и газ, еще с учетом леса, металлов – промышленных, цветных, алмазов и нефтехимии – вот все это давало примерно 90-92 процента экспорта.

    Д.Потапенко
    - Это в любом случае все равно валюта.

    В.Жуковский
    - Это всё валюта…

    Д.Потапенко
    - Это все равно биржа.

    В.Жуковский
    - Да, это все равно производная от доллара. Поэтому реально несырьевой экспорт был около 8%, причем машины, станки, оборудование – примерно 5%. То есть эта доля, она не сильно изменилась, не сильно выросла. Потому что в принципе, так сказать, просадка была и там. Она немножко меньше, потому что не так менялись цены на наши товары несырьевого экспорта. Но в принципе никакого опережающего… знаете, доля несырьевого экспорта выросла, но выросла незначительно и только благодаря тому, что просто обвалилась – на нефть и газ, не более того.

    Д.Потапенко
    - Ну, понятно. Одно упало… В общем, ничего принципиально не выросло.

    В.Жуковский
    - Да. Есть и плюс, на самом деле. Справедливости ради – с 2000-го года у нас несыерьевой экспорт вырос в два раза в физическом выражении. То есть мы за 15 лет…

    Д.Потапенко
    - Но это эффект низкой базы.

    В.Жуковский
    - Это эффект низкой базы, потому что в 90-е годы экономика упала на 43%, промышленное производство – на 60%, инвестиции – на 80%, обработка в 5-10-15 раз. Поэтому да, мы немножечко отскочили – не более того. Кстати говоря, одна из ключевых цифр, чтобы было понятно, какая экономика в России построена, что эта экономика, которая не стимулирует инвестиции, производство и занятость в стране – стимулирует потребление и вывоз капитала. Ну, во-первых, у нас за 15 лет из страны вывезено полтора триллиона долларов. Это, чтобы было понятно, наверное, 5 экономик Украины, либо почти целиком экономика России в текущих ценах в долларах. И, собственно говоря, в 6 раз в физическом выражении вырос импорт всего и вся. По продуктам питания, продовольствия, бытовой техники рост импорта в 10-15 раз. А внутреннее производство в промышленном секторе выросло всего лишь на 80%. Причем по многим отраслям рост менее чем на 30-40 процентов. Поэтому это экономика, которая… вы знаете, нефть в обмен на бусы, нефть в обмен на продовольствие – как в Ираке. Это экономика колониального типа под игом такого феодально-крепостнического олигархического капитала, и, собственно, эта модель реализуется, на самом деле.

    Полностью

  7. #7
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Кризис в России

    В.Дымарский
    - Здесь есть один очень жесткий вопрос. Я его хотел тоже сегодня задать, может быть, в другой редакции. Но я его задам в той жесткой редакции, в которой задал Алексей из Санкт-Петербурга: «Режим может отдать свою власть и деньги ради спасения страны или готов помереть вместе со всей страной?»

    С.Алексашенко
    - Режим? То есть мы говорим о режиме? Не готов отдать ни власть, ни деньги.

    В.Дымарский
    - Но готов помереть.

    С.Алексашенко
    - И он надеется, что он не помрет, а страна – тем более. Вот такой ответ.

    О.Пашина
    - А на чем базируется такая уверенность?

    С.Алексашенко
    - Это логика поведения любого режима. Под словом «режим» мы понимаем некую структуру власти, которую группа людей не хочет отдавать. Не важно там… законными методами… Вот в данном случае – в случае России все обставлено законами. У нас власть удерживается на основании законов. Такие законы приняты, что никто на эту власть покуситься не может. Такая практика, такое разделение властей… все ликвидировано для того, чтобы нельзя было поменять власть законным образом. И, конечно, все создано, чтобы власть держать…

    В.Дымарский
    - Это понятно.

    С.Алексашенко
    - Все режимы так делают. Вы правда, считаете… Хорошо, пример: за две недели до смерти Чаушеску у него рейтинг поддержки был 96%. Не важно: 94 или 64…

    В.Дымарский
    - Мы говорим о режимах именно такого толка тогда.

    С.Алексашенко
    - Нет, давайте говорить, что у нас все-таки режим не Чаушеску – существенно мягче. Давайте так: Я думаю, что вопрос о личной безопасности себя как человека, конечно у многих в голове присутствует, в том числе, я думаю, что у и…

    В.Дымарский
    - Но он стоит, я подозреваю, выше страны.

    С.Алексашенко
    - Не знаю. Виталий, это вопрос философский. Для того, чтобы человек мог ответить на этот вопрос, человек должен попасть в ситуацию, где он выбирает: сохранение своей жизни или сохранение страны? Такие ситуации бывают крайне редко, и не факт, что в нее вообще политический руководитель попадает. А вот вопрос — принять решение, которое ослабляет твои возможности удержания власти, но чтобы стране от этого было хорошо или не принять это решение – вот такие принимаются… Но вопрос: для того, чтобы экономике стало лучше, чтобы нельзя было кошмарить бизнес, — нужно принять решение, чтобы в стране был независимый суд и начать двигаться в эту сторону. Вот это точно не разрушение страны. Но и президент хорошо понимает, что если принять решение о независимом суде, то это первый шаг к тому, чтобы потерять власть: сначала на парламентских выборах, а там, глядишь, и второй тур президентских выборов, а там глядишь – и проиграл. Вот же логика, и поэтому с этой точки зрения – сохранить власть или сделать лучше для экономики – принимается выбор в пользу первого: сохранить власть.

    В.Дымарский
    - Собственно говоря, об этом и вопрос.

    С.Алексашенко
    - Безотносительно, тот режим, который удерживает власть, он власть отдавать не готов до тех пор, пока его окончательно не припрут… Я думаю, очень часто, когда припирают к стенке НРЗБ, вот в тот момент власть могут отдавать.

    О.Пашина
    - То есть у власти нет сейчас ощущения, что ее скоро могут припереть к стенке?

    С.Алексашенко
    - Ни малейшего.

    О.Пашина
    - Вот те люди, которые сейчас теряют — пенсионеры, которые уже выходят на улицу и требуют себе бесплатного проезда, дальнобойщики, врачи – они не припрут к стенке?

    С.Алексашенко
    - Нет. Потому что дальнобойщики – мы все очень хорошо видели – у них отобрали деньги, они вышли с протестом, но тут же заявили, что «наш протест не политический, мы поддерживаем президента Путина, и никакая поддержка никакой политической партии, начиная от коммунистов и дальше, нам не нужна».

    В.Дымарский
    - Такой протест тоже достаточно быстро может трансформироваться.

    С.Алексашенко
    - Подождите, стоп-стоп! Может всё. Мы же говорим о то, что есть по состоянию на сегодня. По состоянию на сегодня самая массовая, самая мощная акция социально-экономического протеста – акция дальнобойщиков – тут же заявила о том, что у них нет политических требований. Поэтому почему этого власть должна бояться так? Ну и власть тут же снизила штрафы в сто раз – и как-то про протесты дальнобойщиков мы уже и не слышим.

    О.Пашина
    - А нужно обязательно заявлять, что у нас есть политические требования? А какой-нибудь, условно, «марш пустых кастрюль» выйдет в Краснодаре или еще где-то и сметет просто эту власть вообще без всяких политических требований, просто потому что они разозлились?

    В.Дымарский
    - Регионы-то — вряд ли…

    С.Алексашенко
    - Оксана, смотрите… Хорошая постановка вопроса. Вот если в Краснодаре или Сочи выйдет тысяча человек на «марш пустых кастрюль», то ничего не случится. А если, как в 2005-м году не только в Краснодаре и Сочи, а в 50-ти или в 70-ти крупнейших городах страны одновременно выходят пенсионеры с этими пустыми кастрюлями и начинают перекрывать трассы…

    В.Дымарский
    - Когда была монетизация льгот.

    С.Алексашенко
    - Это 2005-й год, монетизация льгот. …Тогда власть начинает быстро реагировать, и она реагирует с такой скоростью, что пенсионеры не успевают выдвинуть политических требований – им тут же дают деньги. Поэтому власть, она тоже не суконная.

    О.Пашина
    - А они будут давать деньги в этих случаях? То есть у них есть еще какой-то запас. То есть, если сейчас все будет плохо, жить будет только хуже, люди начнут возмущаться – им будут давать деньги. Хотя им говорят, что денег нет.

    С.Алексашенко
    -Оксана, вынужден вас огорчить, что в бюджете 2016 года заложен личный резерв президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина в размере примерно 500 миллиардов рублей. Вот он своими единоличными решениями может потратить 500 миллиардов рублей на решение тех проблем, которые возникнут в стране.

    О.Пашина
    - Спасибо, теперь мы знаем.

    В.Дымарский
    - Это он может, но это не значит, что он их потратит.

    С.Алексашенко
    - Нет, они в бюджете есть, они заложены в доход.

    В.Дымарский
    - А они каждый раз закладываются?

    С.Алексашенко
    - Нет, это первый раз такая история. Смотрите, есть формальный резервный фонд, но он очень маленький. В этом году сделали за счет сокращения расходов примерно 150 миллиардов рублей – создали на непредвиденные расходы, так и называется: «на непредвиденные расходы». А еще есть, что называется, конфискация пенсионных накоплений – там 340 с чем-то миллиардов рублей, про которые так прямо и написано, что могут расходоваться только по решению президента Российской Федерации.

    ***

    В.Дымарский
    - Вот, смотри: «Полезет ли государство в карман простым гражданам, имеющим сбережение в валютных вкладах и наличной валюте. Если да, то как сохранить: их снять со счетов и положить в ячейки или что-то еще?» И этот, кстати говоря, вопрос возникает сейчас у многих, в том числе, кто прочитал про последние меры, которые приняли китайцы против утечки капиталов.

    С.Алексашенко
    - Опять шаг назад. Нужно хорошо понимать, что у нас в стране две трети семей не имеют сбережений, то есть живут от получки до получки, от пенсии до пенсии, от зарплаты до зарплаты. То есть вот вопрос, как сохранить – для двух третей вообще отсутствует.

    В.Дымарский
    - А если тогда переформатировать вопрос на: Как сохранить уровень жизни?

    С.Алексашенко
    - Вот. Как сохранить уровень жизни? – не удастся. Не удастся хотя бы потому, что инфляция продолжается. И в прошлом году инфляция 13%, в позапрошлом – 11,5% — вот 25% за два года. В этом году от 8 до 10 процентов инфляция тоже будет. При этом зарплаты в бюджетом секторе заморожены. Пенсии проиндексированы только на 4%. И понятно, что уровень жизни никак не удастся, просто не удастся. Поэтому, к сожалению, хорошего ответа нет. Нет, ну есть политические средства борьбы. У нас, я напомню, в сентябре будут парламентские выборы.

    В.Дымарский
    - Ну да…

    С.Алексашенко
    - Нет, подождите, а как еще можно повлиять на власть? Вот в этом возможность для тех, кто мечтает о том, чтобы все это закончилось с инфляцией, с девальвацией – вот есть возможность как-то высказать свою точку зрения. Сейчас к практическому вопросу – мне его часто задают. Давайте разделим, что есть наличная валюта, которая у населения имеется в больших количествах, спрятанная по стеклянным банкам, матрасам. Я плохо понимаю, как вообще у населения что-то забрать в наличной форме. То есть что, ко всем будут приходить с массовыми обысками и вынимать помятые купюры? Как-то я не очень верю, что это технологический инструмент.

    А вторая часть – валютные депозиты. Идея популярная, но абсолютно бессмысленная.

    В.Дымарский
    - В смысле забрать.

    С.Алексашенко
    - Забрать. Потому что банк – это же не сейфовая ячейка. Когда ты приносишь 500 долларов и кладешь на банковский депозит, это не значит, что банк их положил в сейф и ждет, когда ты их заберешь обратно.

    В.Дымарский
    - И еще подкладывает туда…

    С.Алексашенко
    - И еще подкладывает туда, чтобы у тебя проценты росли. Он тут же берет эти 500 долларов и дает Оксане в кредит.

    О.Пашина
    - Хорошая идея, да!

    С.Алексашенко
    - Хорошая.

    В.Дымарский
    - Оксана, кредит в кризисный условиях – не надо!

    О.Пашина
    - Я люблю кредиты. Я верю в лучшее.

    С.Алексашенко
    - А Оксана занимается экспортно-импортными операциями, она в бизнес берет. Ты получаешь свои 3% по депозитам, Оксана платит 10% по кредиту – вот на оставшиеся 7% живет банк. Поэтому если спецуполномоченные войска входят в банк, куда ты разместил свой депозит, и говорят: «А где здесь депозит Дымарского?», им говорят: «Слушайте, депозит Дымарского только на бумажке существует. А деньги-то выданы уже Пашиной. И вам забрать отсюда нечего». Нет, понятно, что давайте сейчас мы примем решение, что мы пересчитаем… и вообще откажемся в нашей стране от того, чтобы были в нашей стране валютные кредиты, валютные депозиты и всё-все…

    В.Дымарский
    - То есть хождение валюты фактически.

    С.Алексашенко
    - Вот хождение валюты в банковской системе. Ну, это такое радикальное решение… Надо только четко понимать, что сиюминутного выигрыша вообще никакого власти это не даст.

    ***

    О.Пашина
    - Наша слушательница спрашивает: «Какая цена на нефть обрушит экономику?» Тут просто тоже на Гайдаровском форуме самые разные были прогнозы, сценарии… 25 долларов. Потапенко сказал – 16.

    В.Дымарский
    - Здесь даже предлагают аукцион устроить. Ваша ставка? Потому что кто-то сказал 16.

    С.Алексашенко
    - Никакая. Российскую экономику цена на нефть не обрушит. Более того, я считаю, что российская экономика как таковая, она приспособилась к цене на нефть, к новому курсу доллара. Понятно, что она приспособилась весьма болезненно для нас, потому что упал импорт, упало качество жизни, выросла инфляция, упал уровень жизни – население заплатило. Но, в принципе экономика сбалансирована. Вот экономика – падение на 4%, там 3,8% — это в общем, совершенно эффект связан со строительством еще где-то… А сырный продукт вырос. Поэтому плохо бюджету, и можно разделять… Вообще, обрушение экономики – вещь очень специфическая, и на моей памяти… ну что, в Советском Союзе экономика обрушилась? С одной стороны, да.

    В.Дымарский
    - Что считать обрушением.

    С.Алексашенко
    - Вот это философский вопрос. А с другой стороны, худо-бедно заводы работали, безработицы не было. Они в принципе не производили потребительских товаров в большом количестве. Мы их просто импортировали – импорт остановился. Но в принципе что-то там производили. Танки перестали производить – от этого никому хуже не стало. Автомобили – что у нас там было? – АЗЛК и «Жигули» до 31 декабря 91-го года продолжали спокойно производить, продавать, потому что пользовались спросом за любые деньги. Поэтому, мне кажется, что российская экономика, она так приспособится к любой цене на нефть.

    Более того, я вспоминают кризис в 98 году, когда цены на нефть упали ниже 10 долларов. И в тот момент они упали ниже уровня себестоимости у нефтяников, и это не привело к снижению добычи, потому что у нефтяников, у них очень просто выбор: добыл, продал и получил какие-то деньги и что-то у себя компенсировал, либо ты все остановил и несешь на этом сплошные расходы. Логика же она вот такая.

    Поэтому, судя по комментариям российских нефтяных экспертов, себестоимость нефти на каком-то уровне при нынешнем курсе доллара – это где-то 15-20 долларов у разных компаний – и в этот момент у них становится добыча нефти с нулевой рентабельностью. Так это при нынешнем курсе доллара – 76 рублей за доллар. Если нефть упадет долларов до 20-25, у нас доллар будет стоить и 86 и 96. И поэтому у нефтяников все время будет это дело двигаться. И я думаю, что даже при 16 долларах за баррель нефтяники будут добывать ровно столько же нефти, сколько добывают сейчас и продавать на экспорт за те деньги, которые будут платить. У них нет выбора. Они производят монопродукт, у них никакой диверсификации нет, и любые деньги они будут стараться получить.

    Плохо будет бюджету. Там есть рецепт министра финансов, который говорит: «У нас упадут доходы, давайте сокращать расходы». А есть другой рецепт: «У нас упадут доходы. Расходы не сокращаем, а берем в той или иной форме деньги у Центрального банка».

    В.Дымарский
    - Третий рецепт: печатать деньги.

    С.Алексашенко
    - Это то же самое. Берем деньги у Центрального банка – есть то же самое, что печатать. Другого ничего нет. Да, от этого будет инфляция, она будет постепенно разгоняться. Она будет не 13%, как в прошлом году, а 15, 20, 25, 30, но это же не катастрофа для экономики. Экономика будет продолжать существовать, будет искать новые равновесия при высоком уровне цен.

    В.Дымарский
    - Сейчас еще спрошу. У нас здесь проголосовали люди в первой части программы…

    О.Пашина
    - Да, я напомню, спрашивали: Влияют прогнозы экономистов на ваши решения по семейному бюджету?

    В.Дымарский
    - Да, на ведение, собственно говоря, вашего семейного бюджета. Фифти-фифти, 50 на 50. Так что 50 процентов всей нашей аудитории прислушивается к тому, что говорит Алексашенко, а 50 говорит: «Да и пошел ты…».

    С.Алексашенко
    - Виталий, я на самом деле считаю, что у нас население экономически существенно более грамотно интуитивно…

    В.Дымарский
    - Чем эксперты?

    Полностью

  8. #8
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Кризис в России

    С.Алексашенко
    - …Чем нам кажется. И вот население — мы же рассматриваем не конкретно Ваню, Петю, Сашу, Свету – мы смотрим, как население себя ведет в целом. Хорошо, понятно, как говорят, жадность побеждает страх – известная формулировка. Когда у тебя национальная валюта резко падает, в этот момент банки сильно повышают процентную ставку по депозитам в национальной валюте – и вот население начинает бояться: что там – держать в национальной валюте и она девальвируется или пойти отнести под высокие проценты?

    И вот российская экономика прошла это дело дважды. Там весна 2009 года и, соответственно, декабрь-январь 2014-го и 15-го года. Оба раза население быстро понесло рубли в банки. И, собственно, и в том и в другом случае именно так был остановлен валютный кризис.
    Центральный банк абсолютно осознанно поднял процентную ставку, отпустил курс – и население решило: «Слушайте, а мы можем хорошо сберечь», и выяснилось, что оно право.

    Сейчас на Гайдаровском форуме министр… то ли Силуанов, то ли Улюкаев говорит, что «видите, население у нас переходит к сберегательной модели поведения, что оно сокращает расходы и наращивает сбережения». Ну так это нормально. В условиях кризиса, когда растет общая неустойчивость, общая неуверенность, те люди, кто могут формировать сбережения, они гасят долги. Если с тобой что-то случиться, то у тебя не должно быть долга – это урок, который в кризис 8-го года население выучило. В кризис не нужно иметь долгов – в кризис нужно иметь депозит и подушку безопасности. Собственно, если у тебя есть возможность нарастить подушку безопасности, ты это делаешь. И население абсолютно интуитивно…

    Дальше. У нас упала продажа автомобилей в этом году по сравнению с 15-м годом на 35%. Тоже понятно. Абсолютно позиция как с бюджетом.

    В.Дымарский
    - Недвижимость падает.

    С.Алексашенко
    - Когда нужно резко сократить бюджет – что государству, что компании – сокращают в первую очередь инвестиции – крупный разовый расход, который в принципе в краткосрочной перспективе тебе ничего не изменит. Вот построишь ты этот завод в этом году или не построишь – у тебя ничего не случиться. То же самое – население: можно новую машину не покупать в этом году, а купить в следующем? Можно. Что-нибудь изменится принципиально? Не изменится. И население первое что делает – сокращает покупки автомобилей и они резко пикируют вниз. Абсолютно рациональное поведение. Вот я не помню ни одного эксперта, который бы сказал: «Люди, прекращайте покупать новые автомобили!» А население действует правильно.

    В.Дымарский
    – А 98-й год – хуже, чем сейчас было?

    С.Алексашенко
    - В чем-то хуже, скажем так. В чем-то он был гораздо тяжелее, в чем-то он был более болезненным. Но в значительной части как по характеру кризиса он был гораздо проще и легче. Потому что там абсолютно очевидна была проблема – это несбалансированность бюджета, огромный дефицит, и, соответственно, удерживание курса рубля…

    В.Дымарский
    - И вот эта пирамида фактически этих обязательств.

    С.Алексашенко
    - Как только бюджету дали передышку… Отвратительное решение о дефолте – разрушило банки, всех ограбило – плохо, но бюджет получил передышку, экономика получила передышку. Курс рубля перестали держать, потому что резервы закончились. Через три месяца, в ноябре 98-го года экономика начала расти. Дальше правительство не стало делать ошибки и не стала повышать зарплату, не стало повышать пенсии, не стало увеличивать расходы. Сбалансировали бюджет: 99-й год – экономика растет. То есть на самом деле выход из кризиса 98 года был относительно простым и понятным: быстро принимается решение и быстро получаешь эффект. Сейчас такого нет.

    В.Дымарский
    - А есть у меня всегда вопрос, я его люблю задавать, особенно экономистам. Когда мы говорим об экономическом кризисе, мы всегда, что логично, ищем какие-то экономические решение, экономические выходы. А есть ли не экономические, внеэкономические меры, неэкономического характера антикризисные?

    С.Алексашенко
    - Виталий, я тебя – не знаю – обрадую или огорчу. Нынешний кризис нельзя решить экономическими мерами.

    В.Дымарский
    - Нет, это мне интересно как раз…

    С.Алексашенко
    - Отвечаю. Так вот, выход из нынешнего кризиса не зависит ни от тех решений, которые будет принимать Минфин, ни от тех решений, которые будут принимать в экономике, ни от тех решений, которые будет принимать Центральный банк, ни от тех решений, которые будет принимать даже правительство. У нас, собственно, и на Гайдаровском форуме послушаешь любого чиновника или правительственного эксперта – кризис ровно из-за того, что упали цены на нефть и введены западные санкции. Я считаю, что цены на нефть – вот экономика к ним приспособилась, а нефтяники так вообще установили абсолютно рекорд по добыче нефти в условиях падающих цен. А санкции, они уже не работают, просто они не работают, их эффект равен нулю в 15-м году, в 16-м – будет вообще ниже плинтуса.

    Проблема основная в кризис – это то что бизнес не инвестирует. Бизнес боится инвестировать. Бизнес боится того, что нет защиты прав собственности: Я инвестирую – результаты инвестиции достались не мне. Защита прав собственности – это политическое решение. Это независимый суд, это политическая конкуренция, равенство всех перед законом, борьба с коррупцией, ограничение власти бюрократии. Вообще не экономическая повестка дня. Это просто неэкономическая повестка дня.

    В.Дымарский
    - Институты.

    С.Алексашенко
    - Ну, все вместе это называется институтами. Вот и всё.

    В.Дымарский
    - Помимо – институт парламентский…

    С.Алексашенко
    - Я уже не говорю, там…парламент как место для дискуссий сделать. Политическая конкуренция – через это. Поэтому из этого кризиса мы будем выходить только тогда, когда будем задействовать политические решения.

    О.Пашина
    - Кстати, на эту тему слушатели нас спрашивают: «А если отменят санкции, — ну, понятно, что для этого нужно сделать, — будет лучше?»

    С.Алексашенко
    - Лучше. На немножко будет лучше. Если цены на нефть вырастут, тоже на немножко будет лучше.

    О.Пашина
    - И неожиданный вопрос такой, но интересный. Видимо, есть такая тенденция: «Считаете ли вы вероятным, что мы скоро немножко поссоримся с Белоруссией и как это отразиться на России?» Белоруссия сейчас немножко так себя начала вести… менее лояльно к Москве.

    С.Алексашенко
    - Я не думаю…

    О.Пашина
    - Или это не повлияет существенно на нашу ситуацию?

    С.Алексашенко
    - Можно я плохой прогноз дам?

    О.Пашина
    - Можно. У нас все обычно так делают.

    С.Алексашенко
    - Мы поссоримся с Белоруссией ровно в тот момент, когда она объявит о своем решении пойти в Европу. Ну, для этого она должна пройти свой путь: снять санкции и так далее. Но ровно в тот момент, когда Белоруссия объявит о своем походе в Европу, будет предпринято присоединение Белоруссии к России по аналогии с крымским сценарием. Вот такой.

    В.Дымарский
    - А когда Казахстан объявит о своем желании пойти в Азию?..

    С.Алексашенко
    - Нет. Казахстан – сложнее ситуация.

    В.Дымарский
    - Мне кажется, что Казахстан — более независимая экономика, чем белорусская.

    С.Алексашенко
    - Казахстан – более независимая экономика, и я бы сказал так, что у Казахстана есть хорошая возможность иметь поддержку с двух сторон: со стороны Китая и со стороны России. Понятно, что если в самом мрачном сценарии предположить, что Россия хочет присоединить Казахстан, то Китай встанет на защиту, потому что там его сфера интересов. Там огромные интересы в нефтегазовой отрасли, инвестиции огромные китайские в Казахстане.

    То же самое, как и наоборот: если вдруг Китай по каким-то причинам, что мало вероятно, Китай захочет захватить Казахстан – понятно, что Россия встанет на защиту Казахстана. Поэтому в этом отношении у Казахстана такая промежуточная позиция, и страна пытается как-то держаться посередине, и у Китая получать экономическую защиту, а у России получать политическую защиту. А Белоруссия – страна вот…

    В.Дымарский
    - А не стоит… не знаю, может быть, это мера экономического характера — нет ли вообще мыслей у наших властей, наших экономистов, что вообще-то стоит расширить частный сектор и сузить государственный?

    С.Алексашенко
    - Виталий, понимаешь, нельзя принять закон или написать указ: А давайте-ка расширим частную собственность.

    В.Дымарский
    - Нет, почему закон? Это решение, наверное, приватизации…

    С.Алексашенко
    - О приватизации чего — «Газпрома»?

    В.Дымарский
    - Ну не «Газпрома», у нас столько всего…

    С.Алексашенко
    - Для того, чтобы реально начал расти частный сектор, малый бизнес, средний бизнес – люди должны потерять страх перед потерей бизнеса. Слушайте, если уже президент в своем послании сказал, что в 85% случаев уголовное дело против бизнесмена завершается ничем, кроме как потерей собственности. Президент в первый раз это озвучил. Я первый раз это услышал года четыре назад – вот эту статистику, только там было не 85 – 94 процента. Можно считать, что у нас улучшение: снизилось количество отъема собственности с 94-х до 85-ти. Вообще-то, плакать хочется. И нужно быть человеком, который ничего не боится, чтобы при такой статистике создавать какой-то более-менее значимый бизнес.

    ***

    О.Пашина
    - Да, мы говорили про разные факторы, про внешние и про внутренние, которые влияют на нашу ситуацию. Мы хотим знать ваше мнение. Как вы считаете, нынешний кризис вызван в большей мере внешними факторами или внутренними? Если вы считаете, что внешний фактор в основном оказывает воздействие – 660 06 64. Если вы считаете, что кризис вызван внутренними факторами, то – 660 06 65.

    В.Дымарский
    - Вопрос, наверное, возник еще и от того, что очень часто власть ссылается и на мировую конъюнктуру…

    С.Алексашенко
    - Нефть упала – у нас плохо. Терпите все.

    В.Дымарский
    - Сейчас я опять слышу, что видите, что в Китае происходит, кризис во всем мире…

    С.Алексашенко
    - Виталий, а вот на самом деле это что, неправда, да?

    В.Дымарский
    - Что? Правда.

    С.Алексашенко
    - Мировая экономика растет. Неправда, что в мире конъюнктура… Вот кризис 8-го года – вот там была, действительно, внешняя конъюнктура, там упал физический спрос на российское сырье. Вот просто стали меньше покупать нефти, металлов, нефтепродуктов. У нас в декабре 2008 года перевозки по железным дорогам упали на 30%. 85% железнодорожных перевозок – сырье, которое идет на экспорт. Вот упало на 30%. Вот это внешняя конъюнктура, когда наша экономика в остальной мир продает сырье. Вот 2008 году это сырье перестали покупать – вот это был внешний фактор.

    В этом году у нас нефтяники – абсолютный рекорд по добыче, по экспорту нефти; шахтеры, угольная отрасль – абсолютный рекорд, фантастический рост экспорта угля. Не знаю, где они нашли рынки. Может быть, из-за себестоимости упавшей – девальвация рубля – но какой-то фантастический рост вывоза угля из России. Они же вытянули железные дороги. Потому что внешняя конъюнктура, с точки зрения потребления российского сырья, абсолютно нормальная.

    В.Дымарский
    - Ну а санкции?

    С.Алексашенко
    - Виталий, смотри, санкции – их надо делить. Первое: персональные санкции. Там имярекам Иванову, Петрову, Сидорову и так далее… Ротенбергу запрещен выезд в Европу. Ну и что?

    Дальше. Есть технологические санкции. Нефтяная отрасль не имеет доступа к технологии по разработке шельфовых месторождений глубоководных на арктическом шельфе, которые при цене 40 долларов за баррель, никто разрабатывать не собирается, потому что они меньше 120…

    Дальше. Финансовые санкции. Доступ к займу капитала. В 4-м квартале 14-го года был пиковый объем платежей – 10% ВВП по долгу. В 15-м году – 5% ВВП, в 16-м году – 3% ВВП. То есть нельзя сказать, что вообще нет этого давления. Но нужно платить все меньше и меньше. В принципе экономика к этому приспосабливается через курс рубля.

    В.Дымарский
    - А вот скажи, импортозамещение – это пропагандистский трюк это или это реальная некая вещь?

    С.Алексашенко
    - Виталий, сходи в продуктовый магазин и посмотри на прилавки сыров, и ты увидишь много всего, называющегося «сырный продукт». Вот это и есть импортозамещение. То есть по статистике производство сыров и сырного продукта выросло на 20%.

    В.Дымарский
    - Но теряем в качестве.

    С.Алексашенко
    - Нет, есть хорошие сыры. Например, алтайские сыропроизводители, действительно, в Москву – в каждом магазине теперь есть алтайский сыр. Два года его найти было – днем с огнем. Но появился сырный продукт. Ну хорошо, с сыром были мощности, с сыром была технология – умели делать. Яблоки. Возили из Польши. Польша – под санкциями. Весной 15-го года ты посадил яблоневый сад. Когда ты яблоки получишь? Через 5-6 лет. А как может быть импортозамещение? Абсолютно конкретный пример. Я уж не говорю про технологии. [Если] Россия не умеет производить технологии, то вряд ли мы научимся и за год, и за два, и за три производить. Понятно, что по каким-то отдельным позициям, наверное, это может работать. Но, с моей точки зрения — вот я как-то недавно сам для себя сформулировал – ведь по большому счету импортозамещение — это такая технологическая изоляция страны. Вот мы хотим изолироваться от мирового технологического развития, от глобализации мировой экономики, от кооперационных связей. Тут я вспомнил: а ведь мы это все проходили, у нас все это было в той великой стране, которая называлась СССР. Она была абсолютно изолирована от другого, остального мира в рамках этого Совета экономической взаимопомощи. Чего-то я не помню ничего хорошего, что бы осталось из того, что производил Советский Союз. Производил все, все гамму, может быть, кроме самого сложного технологического оборудования, производили все. Не осталось ничего. Поэтому импортозамещение в том режиме, о котором мы сейчас говорим, это абсолютно путь в никуда. Это пропагандистская шелуха, трата государственных денег и технологическое отставание российской экономики. Больше ничего.

    ***

    В.Дымарский
    - Я только скажу о результатах голосования.

    О.Пашина
    - А говорят, что не слушают экспертов.

    В.Дымарский
    - Они как-то очень резко начали меняться. Было 80 – 20 в пользу внутренних факторов, теперь стало 91 – 9 в пользу внутренних…

    С.Алексашенко
    - Это нерепрезентативный результат.

    В.Дымарский
    - Это Алексашенко…

    Полностью

  9. #9
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Кризис в России

    Дмитрий Потапенко - Экономика России, цена на нефть, курс рубля
    11.01.16






    Нефтяной век закончился. Греф, экономический форум




    Греф неточно сказал, что Россия – страна-дауншифтер из-за кризиса на рынке нефти. На самом деле это произошло из-за отсутствия какой-либо экономики, кроме продажи нефти, газа и других полезных ископаемых. Я об этом уже писал, как в советское время алкоголики продавали мебель, антиквариат и книги, и на эти деньги пили. Примерно так же от продажи наших полезных ископаемых мы и живём. Но прежде чем критиковать Грефа, нашу экономику и ситуацию на рынке нефти, я хочу вас спросить, друзья мои: если бы у вас был в кармане миллиард долларов, вы сами-то работать стали бы? О, не знаете. А зачем тогда, спросите, работать всей стране, если эти миллиарды только что были в кармане.

    Михаил Лабковский
    психолог
    Последний раз редактировалось stardok; 18.01.2016 в 01:01.

  10. #10
    Super Moderator Аватар для stardok
    Регистрация
    22.05.2010
    Сообщений
    11,054
    Оценил(а)
    0
    Благодарностей: 186 (сообщений: 169)

    Re: Кризис в России

    Продукты в Кинешме ощутимо подорожали

    Статистические данные представлены за декабрь 2015 года.


    2015 год завершён, начался новый отчётный период. Перед новогодними праздниками отдел по экономике и предпринимательству администрации Кинешмы традиционно проводил мониторинг цен на продукты питания в городе. По результатам зафиксирован серьёзный рост на некоторые виды продовольственных товаров.

    Так, яйца куриные, овощи, фрукты и твёрдые сыры подорожали на 20% в федеральных сетях, менее заметное повышение показали те же позиции в локальных сетях и не сетевых торговых точках - яйца кур подросли на 7-12 %, а овощи и фрукты прибавили 10 %. Кроме указанных позиций лидерами роста оказались - мясо свинины, показавшее рост в 18-20% по всем видам сетей, свежемороженная рыба добавившая 17 %, к предыдущему месяцу, в тот же список можно занести рисовую крупу с повышением в 15 % и соль, с прибавкой в 11,8 %.

    В ещё одну часть товаров, тоже показавших рост, но не такой большой вошли: масло подсолнечное — 7,7 %, хлеб ржаной — 3-6,5 %, мука и сахарный песок — 6 %, кефир - 5,2 % , творог — 4 %, молоко — 3,4%.

    Самым коротким оказался список подешевевших продуктов, ими стали: крупа гречневая — 4-9 %; хлеб из пшеничной муки — 15% (в федеральных сетях); колбасы вареные — 13%; кефир — 7% (в локальных сетях).

    В тоже время, Ивановостат сообщает о 20 % росте цен на продукты питания в целом по области за 2015 год, без учёта алкоголя прирост составил 21,2 %. Больше всего за год выросли крупы и бобовые - на 61,7 %, сахар потяжелел на 44,2 %, овощи и фрукты приросли на 37,9 %, макароны на 30,8 %, рыбопродукты подорожали на 29,1%. За период с начала года индекс потребительских цен по Ивановской области составил 113,8%, что на 0,9 % больше чем в целом по Российской Федерации.

    Источник

Страница 1 из 23 123456711 ... ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Выборы в России
    от LANDR в разделе Политика
    Ответов: 4
    Последнее сообщение: 12.08.2017, 16:16
  2. Путеводитель по... городам России
    от _psixeja_ в разделе Путешествия/Курорты/Туризм
    Ответов: 162
    Последнее сообщение: 04.04.2017, 10:26
  3. В России возрождается комплекс ГТО
    от Сувлехим Такац в разделе Спорт
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 30.03.2014, 12:52
  4. Мировой кризис!А Вас это как-то коснулось?
    от Сувлехим Такац в разделе Городская жизнь
    Ответов: 231
    Последнее сообщение: 09.04.2010, 12:08
  5. Конкурс №1 ("Экономический кризис")
    от Alimur в разделе КВН :)
    Ответов: 13
    Последнее сообщение: 30.04.2009, 18:18

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •