Цитата Сообщение от stardok Посмотреть сообщение
Вот это скоростное судопроизводство...

Что-то как-то подозрительно...
...

Так вот, они говорили, что, у нас есть проблема. Люди, которые приезжают поддерживать свои команды, из разных стран. Есть страны, которые известны особенной как-то зловредностью по этой части – это, конечно, Англия, это Польша, это в какой-то мере Германия. Как ни странно, Германия здесь не самая, так сказать, резкая. Ну вот, обычно еще голландцы, но голландцев нет на этом чемпионате. Впрочем, какое-то количество болельщиков все-таки есть, которые приехали просто так из интереса. Ну, вот чехи, например, еще – тоже большие любители пива. Так вот, они пьют, напиваются и потом там дерутся, падают откуда-нибудь.

И вот отдельно от всех этих историй и этих людей есть российские хулиганы, не болельщики, их не называют болельщиками, их называют хулиганами. Есть российские хулиганы, которые отличаются тем, что они трезвые, они не пьют, во всяком случае, та часть из них, которая наиболее ожесточенно дерется. И это люди, — сказали французские журналисты, — которые приехали для того, чтобы драться. Их футбол не интересует, они, в общем, на него не смотрят, они приехали терроризировать наши стадионы и терроризировать наши города. Им это почему-то оказалось интересно.

И вот дальше они разбирались, почему, и они пытались понять, что такое вот эта вот специальная агрессия, подогреваемая государством. Они прекраснейшим образом выцепили из интернета и заявление депутата Лебедева, и заявление представителя Следственного комитета нашего, и всякие прочие заявления. Их некоторое количество было, они их все выучили наизусть и все демонстрировали друг другу, и все это было очень ясно видно. И они вынесли довольно быстро этот вердикт: власть в России поддерживает этих хулиганов.

Более того, по всей видимости, власть инспирировала их поездку в Европу, для того чтобы послать нам какой-то важный сигнал. Какой это сигнал? Это сигнал силы, они нам показывают кулак. И дальше делаются всякие выводы. Никто, конечно, не говорит о том, что Чемпионат мира должен быть у России отобран, как я много раз, кстати, читал здесь, в России, по этому поводу, в российском интернете. Нет, это не обсуждается. Но говорят о том, что будут большие проблемы с болельщиками, которые едут в Россию. И французские журналисты считали себя обязанными предупредить свою аудиторию, французских читателей, слушателей и так далее: подумайте сто раз, хотите ли вы ехать в Россию на этот чемпионат. Потому что там будет демонстрация силы вот этими вот очень специальными людьми.

И поэтому, конечно, когда это все приняло окончательно серьезный вид после погромов в Марселе, то взгляды обратились на полицию – и полиция сработала очень серьезно, как теперь понятно, сработала очень тонко и, я бы даже сказал, изощренно. Вот некоторые мои коллеги, в том числе есть один спортивный журналист здесь на «Эхе», которого там время от времени стало выносить в политику в последнее время – это неудачные его выносы, он плохо в этом понимает. Как он понимает в спорте, я не берусь судить, потому что тут я точно как-то ему не конкурент.

Но вот этот человек стал говорить о том, что вот, французская полиция, она ищет кошельки под фонарем, там, где ей проще, и вот арестовали зачем-то автобус. В автобусе едет начальство, и совершенно очевидно, что это совершенно не те люди, которых им нужно искать. Что вот одни люди там чего-то громили, а другие люди разъезжают в дорогих удобных комфортабельных автобусах – и зачем они их поймали? И так далее.

Так вот, они это сделали, как теперь выясняется, совершенно осознанно. Они вычислили, что эти группы хулиганов – я подчеркиваю, не болельщиков, а хулиганов – управляются неким начальством, которое, начальство, для этого специально приехало из Москвы. И они выцепили, вытащили из этой толпы несколько официальных, так сказать, болельщицких чиновников, которые там были, и специальным образом начали изучать их похождения здесь, во Франции. А поскольку эти чиновники свое, так сказать, происхождение ведут ровно из этих отвратительных толп хулиганских, и быдловатость-то свою они сохранили, несмотря на то, что они одеты в дорогие костюмы, у них там галстуки дорогие итальянские на шеях навязаны, часы по полкило на руках и они здесь, в России, ездят в каких-то больших черных автомобилях и изображают из себя большое начальство – на самом деле это люди, удовольствие в жизни которых заключается в бане со шлюхами, в рыбалке и охоте с водкой и вот помахаться.

И французы это, грубо говоря, прочухали довольно быстро. И они стали искать конкретно, предметно этих людей на видеозаписях погромов. И они их нашли. И после этого вот эти люди, имена которых теперь уже у многих на слуху – Алексей Ерунов, он директор «Локомотива» по работе с болельщиками, Сергей Горбачев, директор фан-клуба тульского «Арсенала» и Николай Морозов, член центрального совета клуба болельщиков «Динамо». Чем они отличаются от всех остальных? Тем, что они, во-первых, начальство. А во-вторых, они лично как-то не отказали себе в удовольствии отправиться громить город Марсель.

И они были арестованы, и они предстали перед судом, и они получили, соответственно, два года получил Ерунов, полтора получил Горбачев, и год получил Морозов. В результате процедуры, которая продолжалась, ну, буквально по полчаса.

И многие удивились: что это за какая-то тройка сталинская, что это за суд, который продолжается полчаса, и который ничего не изучает, и как-то что-то все очень быстро и так далее. Вот я полез посмотреть внимательно, что это такое было, и нашел довольно быстро и довольно легко, что это.

Обвинение, которое было им предъявлено – это участие в группе лиц, созданной с целью угрозы насилия над личностью либо уничтожения или повреждения имущества, а также участие в групповом насилии во время спортивного мероприятия. И у одного из них, у Горбачева, есть еще дополнительное отягчающее обстоятельство – с применением или с угрозой применения оружия. Что уж это было за оружие, я не знаю, но что-то, видно, было.

И вот все эти три человека предстали перед таким очень своеобразным скоростным судом. Во Франции есть такая процедура. Я вообще написал это довольно подробно в Фейсбуке. Если кто-то любит глазами читать такие сложные вещи, то зайдите в Фейсбук, найдите меня и почитайте там. Но все-таки я это здесь расскажу, потому что совсем не все по фейсбукам ходят.

Процедура ускоренного судопроизводства

Значит, есть такая процедура во Франции очень старая, она была впервые учреждена еще в 1860-х годах, потом она сильно была реформирована в конце 50-х годов XX века и окончательную форму приняла в результате законодательных поправок 81-го и 83-го года. Называется comparution imm?diate. Дословно это «немедленное представление перед судом».

В тех случаях, когда подозреваемый, обвиняемый был арестован просто вот, что называется, в процессе преступления, вот с оружием в руках, что называется, и в тех случаях, когда ситуация с ним совершенно очевидна, когда обе стороны – вот это вот очень важно понимать – обе стороны понимают, что тут нечего доказывать, что ситуация ясна, что вина видна, и что как-то человек захвачен фактически на месте преступления.

В этой ситуации в день ареста, а как максимум, в течение трех дней после ареста, очень быстро, человек может быть поставлен перед судьей, и судья на основании вот этих очевидных вещей будет его судить. Это возможно в том случае, когда вина, которая предъявляется этому человеку, заслуживает наказания не более семи лет тюрьмы.

Она применяется в тех случаях, когда обе стороны, я подчеркиваю, обе стороны согласны с тем, что нечего доказывать, что все и так ясно. И вот по стенограмме этого заседания – стенограмму эту можно найти в интернете... Опять же, зайдите ко мне в Фейсбук, там есть ссылка. Я нашел эту стенограмму в марсельской газете, она называется «Марсельеза». Они посадили корреспондента прямо в зале суда, и он им с помощью мобильного телефона, что называется, твитил оттуда буквально фразу за фразой и очень подробно, там есть такая как бы трансляция – ну, это не прямая стенограмма, потому что он как бы скорее пересказывает, цитирует то, что он слышит, но очень подробная трансляция этого самого заседания. Она до сих пор там, ее можно найти.
[свернуть]


И вот у каждого из вот этих российских начальников, которые приехали туда под видом футбольных болельщиков, а на самом деле руководили вот этими какими-то странными тренированными эскадронами, которые пытались разгромить исторический центр города Марселя, у Ерунова, у Горбачева и у Морозова было спрошено формально: хотите ли вы применения к вам этой укороченной процедуры? Готовы ли вы предстать перед судом сейчас?

Каждый из них имел право по французскому закону сказать: нет, не хочу и не готов, а я требую установления истины каким-то более тщательным образом – проведения каких-то экспертиз, привлечения свидетелей, сбора каких-то материалов, анализа более тщательного видео, сбора дополнительных видео и так далее. Каждый из них мог это сказать сам или при помощи своего адвоката. У каждого из них, надо заметить, был переводчик, поэтому проблем с пониманием там точно не было, переводчик был предоставлен российским посольством.

Так вот, каждый из них сказал: да, я согласен. Почему они это сказали? Потому что это форма сделки с правосудием. Потому что в этот момент они как бы говорят судье: хорошо, судите меня на основании того, что вам и так понятно, но только, пожалуйста, не давайте мне больше семи лет, потому что по этой ускоренной процедуре наказание не может превышать 7 лет.

Прокурор попросил 30 месяцев, то есть, 2 с половиной года каждому из троих. Судья в результате назначил 2 года, полтора года и год этим троим. Плюс двухлетний запрет на въезд во Францию, то есть, в Шенгенскую зону.

При этом надо сказать, что это настоящее тюремное заключение, в том смысле, что эти люди взяты под стражу прямо в зале суда и препровождены в исправительное учреждение немедленно. Для Франции это не частый случай, во Франции очень активно применяется условное наказание. И про каждый приговор всегда специально сказано, как бы, вот дано, не знаю, там, 5 лет заключения – с тюрьмой или без тюрьмы. И довольно часто без тюрьмы. В том смысле, что человек отправляется домой, но он находится под наблюдением полиции и раз в несколько месяцев принимается решение по-прежнему оставить его на свободе или отправить его реально в места заключения.

Вот в данном случае была применена строгая суровая мера – сразу в тюрьму. Остается только догадываться – а почему они согласились? Ведь действительно всего три дня изучалось их дело, и не так много было представлено этих видеодоказательств – несколько коротких видеозаписей, некоторые из них, правда, такого идиотического и анекдотического содержания.

Например, один из этих погромщиков российских умудрился камеру – знаете, бывают такие камеры GoPro, это квадратненькая такая, маленький такой кубик в стеклянном футляре, ну, в пластмассовом прозрачном футляре. Часто, например, мотоциклисты такими пользуются или какие-нибудь альпинисты. Так вот, он такую камеру прицепил где-то, непонятно, кстати, на каком месте тела он прицепил, потому что в кадре все время видны его трусы в желтую полосочку. Он прицепил эту камеру, полкадра занимают эти трусы, а полкадра занимает окружающая действительность, где он действительно бегает, бьет кого-то и так далее. И видно много народу вокруг. И среди прочего видно вот этих троих в тех или иных положениях, так сказать.

Кстати, их не обвиняли в том, что они лично кого-то били. Их обвиняли в том, что они были в этой толпе, и судья у них многократно спрашивал: а что вы не ушли? Вообще, нормальные люди все, — говорил судья, это в этой трансляции очень хорошо видно, — нормальные люди все убежали. Просто прохожие, посетители кафе, продавцы из магазинов удрали от этой толпы, а вы остались в толпе – почему? Те врали о том, что, вот, эти англичане, они атаковали, мы защищались, невозможно было уйти. Но там есть на этих кадрах, что в конце концов они спокойненько уходят, просто, что называется, руки в карманах, когда им надоедает там это месилово, они поворачиваются и уходят.

Так что судили их за участие в этой группе, и поэтому они получили так немного – 2 года, полтора и год. Но почему они согласились на эту процедуру? Потому что, если бы они отказывались, они могли нарваться на подробное следствие, а что показало бы подробное следствие, ни один из них заранее не знает. И кого там в реальности они били и как, и что там у них было у кого в руках, был ли у кого-нибудь в руках стул из кафе железный – там стульями этими дрались. Или ножка от зонтика, выдранная из того же самого кафе, или какая-нибудь пика, выдернутая из кованой решетки, из ограды какого-нибудь сквера, этого никто из них заранее сказать не мог.

А там ведь было – один человек находится по-прежнему в тяжелейшем состоянии, один из англичан, он вроде как-то вышел из комы, но все равно дела его очень плохи. Так что, возможно, что там будет, если этот человек умрет, то это будет убийство, и по меньшей мере там есть и увечья, там есть и нанесение материального тяжелого ущерба всякому имуществу.

И вполне вероятно, что там семью годами не отделаешься. И они это понимали, и, видимо, адвокаты им это подсказали: соглашайтесь сейчас на до 7-ми лет, потому что когда будет полное следствие – черт его знает, сколько вы получите.

Поэтому вот сейчас у меня спрашивают здесь, Сергей из Иркутска спрашивает: «Скажите, а такой скоростной приговор можно обжаловать?» Ответ: можно, но страшно. Потому что обжалование такого приговора означает возвращение к полноценной следственной процедуре с выяснением всех подробностей. А, по всей видимости, им это не нужно, иначе бы они не согласились на этот короткий суд сейчас. Одно слово – и все, они могли сказать: я не хочу. Нет, я против – изучайте подробно. Они этого не сделали – ни один, ни другой, ни третий. Что-то они при этом имели в виду, правда?

Сергей Пархоменко
журналист


Смешная деталь: у Ерунова нашли в кармане НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЙ билет на матч Россия-Англия. То есть он и на стадион-то не пошел. А зачем? Он чего, футбола не видел, что ли? Не для футбола ж приезжал. Правда, он там врет, что его пропустили, не проверив билета...

Сергей Пархоменко
журналист